Привет из 90-х: кто стоит за проектом платных дорог в Петербурге

Проект по строительству платных переездов в Санкт-Петербурге, который оценивается в 8 млрд руб., реализует компания, о которой до мая 2017 года никто не слышал.

Летом 2017 года власти Санкт-Петербурга презентовали проект платных переездов в Санкт-Петербурге, который оценивается в 8 млрд руб. Смольный заключил договор с неизвестной ранее компанией «Санкт-Петербургская платная дорога». Кто стоит за компанией-инвестором, реальный владелец которой спрятан за несколькими офшорами, а также как связаны с проектом платных дорог адвокаты из Люксембурга, дети бывшего владельца компании, в которой работали нынешние главы «Газпрома» и «Газпром нефти» Алексей Миллер и Александр Дюков, расследования о «русской мафии», а также самые большие в России поля конопли.

Содержание
 [убрать] 
  • 1Возвращение к истокам
  • 2Керосиновый магнат и его дети
  • 3Монакское расследование
  • 4Давние партнеры
  • 5Поронайская история
  • 6Конопляный след
  • 7Региональные отклонения
  • 8Ссылки и сноски

Возвращение к истокам

В последний раз плату за проезд по мостам в Санкт-Петербурге взимали в 1755 году: с воза брали 2 коп., с кареты — 5 коп. Два с половиной века спустя власти Санкт-Петербурга планируют вернуться к практике платного проезда. Речь не идет об исторических мостах через реки и каналы Северной столицы — платным станет проезд по новым путепроводам, которые перекинут через железнодорожные пути, где курсируют скоростные «Сапсаны» и «Аллегро».

Соглашение[1] о реализации этого проекта в рамках работы Петербургского экономического форума власти города подписали с ООО «Санкт-Петербургская платная дорога». Компания, которая была зарегистрирована в апреле 2017 года и не имеет никакой послужной истории, обещает вложить в строительство нескольких мостов над железнодорожными путями 8 млрд руб.; администрация города в свою очередь гарантирует[2] «все необходимые согласования». От «Санкт-Петербургской платной дороги» документ подписал генеральный директор Вадим Коваленко, от Санкт-Петербурга — губернатор Георгий Полтавченко.

После завершения строительства (2019–2020 годы) путепроводы будут переданы в собственность города, однако инвестор получит возможность получать плату за проезд по ним. Стоимость проезда будет определена в концессионном соглашении — этот документ планируется подписать до конца 2017 года. Представитель инвестора, комментируя подписанное соглашение, оценил срок возврата инвестиций в 15–20 лет.

Представитель пресс-службы комитета по инвестициям правительства Санкт-Петербурга рассказал, что в рамках этого проекта будет построено четыре переезда через железнодорожные пути, отказавшись от дальнейших комментариев. Источник, близкий к правительству Санкт-Петербурга и знакомый с деталями проекта, рассказал, что финансовая схема реализации строительства переездов еще не определена. «Но в любом случае это будет концессия и основные затраты будут на инвесторе, а не на бюджете города, — рассказал он. — Сроки и прочие детали будут определены позднее».

Комментируя выбор партнера в пользу только что образованной компании, собеседник отметил, что, учитывая важность проекта для города, были получены достаточные гарантии надежности частного концессионера. «Соглашение, подписанное на ПМЭФ, готовилось много месяцев, обсуждалось и согласовывалось во многих кабинетах Смольного, так что у правительства есть уверенность, что компании «Санкт-Петербургская платная дорога» можно доверять», — отметил он.

До настоящего времени основными инвесторами в строительство платных участков автомагистралей выступали крупнейшие профильные компании, а также банковские структуры. Пять из шести участков скоростной магистрали М-11 Москва — Санкт-Петербург было построено в рамках концессионных соглашений, заключенных с компаниями «Мостотрест» и его дочек — ООО «Северо-западная концессионная компания» (СЗКК) и ООО «Трансстроймеханизация», до 2014 года принадлежавших структурам Аркадия Ротенберга. На трассе М-1 «Беларусь» концессионером строительства платного участка в объезд города Одинцово выступила компания «Главная дорога», подконтрольная УК «Лидер» Юрия Ковальчука. Компания «ВТБ Капитал» и Газпромбанк создали компанию «Магистраль Северной столицы», которая возводила центральный участок западного скоростного диаметра Санкт-Петербурга. 11 км одной из самых дорогих автодорог мира[3]: стоимость строительства составила 128 млрд руб.

Вадим Коваленко, подписывавший на ПМЭФ соглашение с правительством Санкт-Петербурга, заявил, что сравнивать их проект с крупными федеральными некорректно: «Инвестированием в строительство крупных платных автомагистралей занимаются крупнейшие госбанки. Эти проекты не сравнимы с нашими ни с точки зрения объемов строительства, ни с точки зрения размеров финансовых затрат». По его словам, концессии на строительство небольших платных дорог в регионах начали заключаться лишь в последние полтора-два года. «На этом рынке только формируются игроки. В регионах это, как правило, строительные компании, которые из-за сокращения госзаказа ищут новые для себя ниши», — утверждает он.

Строительство платной автомагистрали М-11 Москва — Санкт-Петербург

По словам эксперта в области государственно-частного партнерства, президента компании InfraKAP Александра Баженова, инвесторов, готовых стать концессионерами при реализации долгосрочных проектов без привлечения бюджетного финансирования, не так много. «По статистике, в рамках ГЧП было заключено около 1400 концессионных соглашений, однако в большом числе случаев частные компании в рамках таких договоров эксплуатируют то, что уже есть, ничего сами не строя, — отмечает эксперт. — Проекты, предполагающие строительство за свой счет инфраструктурных объектов, — непростой бизнес, долгосрочный, требующий отраслевой экспертизы. Компаниям малого и среднего бизнеса такие капиталоемкие и долгосрочные проекты не по карману. Их сейчас могут реализовывать только компании, представляющие крупный бизнес».

За «Санкт-Петербургской платной дорогой» также стоит немалый и давний бизнес, сообщает Инсайдер 

Керосиновый магнат и его дети

Владельцем 100% компании «Санкт-Петербургская платная дорога», по данным СПАРК, является учрежденная в 2014 году московская компания ООО «Платная дорога». Реальными бенефициарами «Платных дорог», обещающих вложить миллиарды в строительство транспортной инфраструктуры как минимум в трех различных регионах России, выступают структуры, связанные с семьей Дмитрия Скигина — знаковой фигуры петербургского бизнеса 1990-х.

Скигин начинал свой бизнес с торговли лесом в Карелии, но основной капитал сколотил на нефти. В первой половине 1990-х он контролировал заправку самолетов в аэропорту Пулково, в 1996 году вошел в совет директоров ЗАО «Петербургский нефтяной терминал» (ПНТ) — оператора терминала для экспорта нефтепродуктов, построенного в морском порту города по инициативе мэрии Санкт-Петербурга. По данным, возглавил совет директоров Илья Трабер, связанный с лидером тамбовской ОПГ Владимиром Барсуковым (Кумариным) и ставший затем фигурантом дела о «русской мафии» в Испании. Через ПНТ на Запад пошел поток российских нефтепродуктов, в том числе с Киришского НПЗ (завод и терминал связал нефтепровод).

Среди нынешней элиты немало людей, начало карьеры которых было связано с Дмитрием Скигиным. Среди них — нынешний председатель правления «Газпром нефти» Александр Дюков. Согласно официальной биографии[4], после окончания Кораблестроительного института он работал инженером в компании Скигина «Совекс», а с 1996-го по 2003 год занимал руководящие должности в ПНТ, откуда ушел с позиции гендиректора. Со Скигиным работал и нынешний председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер: в 1998–1999 годах он был уполномоченным представителем — директором по развитию и инвестициям в Санкт-Петербургском морском порту ЗАО «ОБИП», которое управляло портом.

С борьбой за контроль над его объектами и связанными с ним структурами следственные органы и эксперты связывали ряд резонансных убийств, в частности гибель гендиректора ОАО «Северо-Западное пароходство» Евгения Хохлова и его заместителя Николая Евстафьева[5] (1997 год), главы комитета по управлению городским имуществом мэрии Санкт-Петербурга Михаила Маневича[6] (1997 год), гендиректора Северо-Западного таможенного терминала Витольда Кайдановича[7] (2001 год) и совладельца этой компании Николая Шатило[8] (2001 год), капитана ОАО «Морской порт Санкт-Петербурга» Михаила Синельникова[9] и его помощника по вопросам безопасности Сергея Боева[10] (2003 год).

«Посторонних в порт не допускали, в 1990-х это была высококриминализированная территория. За бункеровочный бизнес шли постоянные конфликты, доходившие до стрельбы», — описывал ситуацию бывший директор «Совкомфлота» Дмитрий Скарга.

В 2003 году Скигин скончался от рака во Франции. Однако, проживая в последние годы жизни главным образом в Монако (он был выслан из страны в 2000 году по подозрению в причастности к «русской мафии») и Ницце, он оставался основным владельцем ПНТ. Скигин также все эти годы продавал нефть через Horizon Inteational Trading — офшор из Лихтенштейна, который использовался и в его аэропортовском проекте. Horizon Inteational Trading является партнером ПНТ и сегодня, следует из информации на официальном сайте ПНТ.

Наследство Скигина, согласно материалам полиции Монако, составило в общей сложности около $600 млн и было разделено между четырьмя детьми Скигина от трех браков и его женами. Владельцем и председателем совета директоров ПНТ стал его старший сын Михаил Скигин, 1980 года рождения, которому, по данным издания[11], ради этого пришлось оставить учебу в Университете международных отношений в Швейцарии.

Вошли ли в официальное наследство Дмитрия Скигина офшорные компании, в том числе Horizon Inteational Trading, через которые он занимался нефтетрейдинговыми операциями, точно неизвестно.

По словам старшего юриста независимой юридической группы «Стрижак и Партнеры» Александра Лысякова, в ситуации, когда компания, имеющая номинантов, зарегистрирована в Лихтенштейне, получить сведения о настоящих владельцах офшора практически невозможно. Владельцам офшора в Лихтенштейне гарантирована банковская тайна, и такие данные не передаются даже в государственные органы.

При этом Лысяков отмечает, что известны случаи, когда зарегистрированная на номиналов компания отходит формальным директорам после смерти настоящего владельца, если тот не был указан ни в каких документах. «Но о таких случаях становится известно, так как наследники заявляют о своих правах и отстаивают их в судах, — говорит юрист. — Но доказать принадлежность компании умершему лицу через суд достаточно сложно».

Сведения о судебных процессах, связанных с правами на компании Дмитрия Скигина, зарегистрированных в офшорах, отсутствуют.

В отличие от старшего брата Михаила, ставшего публичным бизнесменом, о деятельности младшего из Скигиных — 33-летнего Евгения — до недавнего времени ничего не было известно. Однако в декабре 2016 года газета The Australian опубликовала статью «Экодом мечты для русского магната». В ней шла речь о строительстве оригинального дома с жилой площадью 1400 кв. м в курортном районе Sunshine Beach австралийского штата Квинсленд стоимостью $14 млн. О владельце необычного дома, получившего название Skigin House, издание узнало лишь то, что его зовут Евгений Скигин и он является владельцем зарегистрированной на Кипре компании Konoplex Ltd.

Монакское расследование

В 2002 году наследный принц Монако Альбер нанял американского журналиста Роберта Эринджера, чтобы провести частное расследование о происхождении капиталов российского бизнесмена Алексея Федорычева, который собирался приобрести футбольный клуб «Монако». Ключевыми фигурами расследований Эринджера об отмывании денег «русской мафии» в Монако стали Дмитрий Скигин и его компания Sotrama, материнская структура Horizon Inteational Trading. «Она отмывала и отмывает миллионы долларов в месяц, прикрываясь сбытом нефти», — утверждал[12] Эринджер в 2013 году.

В расследовании об отмывании денег через монакские и лихтенштейнские компании неоднократно упоминается и Владимир Путин. Он в те времена работал в мэрии Санкт-Петербурга, и его подписи стоят под рядом документов, связанных с компаниями Дмитрия Скигина и Ильи Трабера.

На вопросы о том, был ли знаком Владимир Путин с Дмитрием Скигиным и Трабером и имел ли отношение к деятельности компании Sotrama, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что «Путин никогда не имел отношения ни к компании Sotrama, ни к созданию нефтетрейдерских компаний где бы то ни было». При этом на вопрос, был ли знаком Путин с Дмитрием Скигиным и Ильей Трабером, Песков ответил, что они «в свое время работали в Санкт-Петербурге над проектом по строительству нефтеналивного терминала, в связи с чем неоднократно официально обращались к руководству мэрии Санкт-Петербурга».

При этом Эринджер утверждал, что даже после смерти Дмитрия Скигина «отмывочная» деятельность его компаний продолжилась. Наследников бизнесмена — Михаила и Евгения Скигиных — Эринджер называл «номинальными» фигурами, утверждая, что система по легализации средств в Европе контролируется «русской мафией» и связанными с ней высокопоставленными чиновниками.

Давние партнеры

Запрос, отправленный в ЗАО «ПНТ» Михаила Скигина, остался без ответа. Вадим Коваленко также отказался назвать бенефициаров компании.

«Платную дорогу» с наследниками Дмитрия Скигина, как показало расследование РБК, связывают следующие нити. Первая связана с цепочкой офшорных фирм, которые выступают владельцами «Платной дороги», и компаний Дмитрия Скигина.

Так, по данным СПАРК, учредителем «Платной дороги» является кипрская компания Tollway Limited, принадлежащая, согласно базе юридических лиц Кипра, в равных долях гражданину России Роману Белоусову (он же является генеральным директором «Платной дороги») и панамской Magalo Investments. Компанию Magalo Investments, согласно данным на 21 июня 2017 года, возглавляют лихтенштейнские юристы Маркус Хаслер и Грэхем Смит (документы есть в распоряжении РБК).

Согласно реестру юридических лиц Лихтенштейна, нефтетрейдинговая Horizon Inteational Trading AG также зарегистрирована по адресу офиса Хаслера и Смита в Лихтенштейне. Они выступали номинальными управляющими многих офшорных компаний, действовавших в интересах Дмитрия Скигина, утверждалось в расследовании Роберта Эринджера.

По данным справочника юридических лиц Лихтенштейна, по адресу: Industriestrasse, 26, в городе Руггеле, где расположен офис Хаслера и Смита, в настоящий момент зарегистрировано[13] 33 действующие компании, как минимум четыре из которых имеют отношение к бизнесу Дмитрия Скигина и его наследников.

В 2011 году в интервью[14] испанский адвокат первой жены Скигина Пабло Себастьян описывал роль Хаслера и Смита в нефтяном бизнесе Скигина так: «Sotrama, Horizon Inteational Trading и целый ряд других фирм номинально управляются двумя юристами — Грэхемом Смитом и Маркусом Хаслером. Их офис располагается в Лихтенштейне, в городе Руггеле. По этому адресу находится типография, которая является прикрытием всего остального бизнеса, управляющегося Смитом и Хаслером. Они, как я полагаю, типичные «мистеры пять процентов», примерно такую долю они имеют с компаний за номинальное управление. Но за ними стоят очень высокопоставленные люди. Кто они — мы можем только догадываться».

Маркус Хаслер отказался комментировать эту тему. «Я не даю никакой информации, никаких справок и не общаюсь с журналистами», — заявил юрист.

Вторая нить — это люди, которые работали или работают сейчас в структурах «Платной дороги» и при этом имеют или имели отношение к иным проектам Скигиных.

В частности, Роман Белоусов, второй бенефициар кипрской Tollway Limited, является давним партнером семьи Скигиных. По данным из открытых источников, в 2003 году в возрасте 23 лет он стал первым вице-президентом АО «Сибур-Европа», представительства российского холдинга в Швейцарии, и до 2005 года занимал руководящие должности в европейских дочках «Сибура».

В биографии Белоусова на сайте Национального реестра профессиональных корпоративных директоров сообщается, что он являлся председателем совета директоров[15] ряда предприятий, в том числе ОАО «Тульское научно-исследовательское геологическое предприятие», ОАО «Московская типография №6», ОАО «Биохим», ОАО «Сибирский Промстройпроект», ОАО «Новосибирский проектный и научно-исследовательский институт «Госрадиопроект», ООО «Морской порт Поронайск».

Более подробной информации о Белоусове и даже его фотографии в открытых источниках РБК обнаружить не удалось. Однако, изучая попавшую в СМИ историю конфликта собственников порта Поронайск, что Роман Белоусов входит в число доверенных лиц Михаила и Евгения Скигиных.

Поронайская история

В конце 2015-го — начале 2016 года сахалинские СМИ писали о конфликте в порту Поронайска, прежние владельцы которого обвинили новых в рейдерском захвате бизнеса через сложную схему, в которой были задействованы компании с Кипра и Британских Виргинских островов во главе с Романом Белоусовым и Вадимом Коваленко. Последнего бывшие владельцы порта в интервью «МК-Сахалин»[16] называют ближайшим помощником Белоусова. Одной из компаний — участников сделки в интересах нового инвестора выступила ЮК «Юринформбюро» из Санкт-Петербурга, которую возглавляет начальник юридической службы ПНТ Михаил Белов.

Белов сообщил, что он, как и Роман Белоусов, является на данный момент одним из руководителей проекта по развитию порта Поронайска. «Порт Поронайск на данный момент находится в крайне плачевном состоянии и представляет собой совокупность разрушенной и непригодной для коммерческой эксплуатации инфраструктуры. Порт сейчас осуществляет только ремонт судов и является стоянкой для рыболовецкого флота, туда не может подойти судно с более или менее приличной осадкой. Нет глубин, все засыпано, причалы полуразрушены. Это перспективный проект, требующий огромных инвестиций. Мы ищем стратегических партнеров среди частных и государственных компаний, которые занимаются развитием Сахалина. Состоится ли этот проект или нет, я пока не уверен», — рассказывает Белов.

Говоря о конфликте с бывшими собственниками порта, он пояснил, что сделка была проведена по рыночной цене, деньги перечислены и сейчас никаких юридических претензий к компании нет, конфликт исчерпан.

Михаил Белов подтвердил, что братья Скигины являются бенефициарами компании — владельца порта, при этом особо подчеркнув, что эти инвестиции никак не связаны с ПНТ. «Михаил Дмитриевич Скигин осуществляет много инвестиций в России, и это один из его проектов. Не сказать, что самый лучший», — говорит Михаил Белов.

Конопляный след

Еще одна цепочка связывает «Платные дороги» с именем Евгения Скигина.

Евгений Скигин (в центре)

СМИ, комментировавшие подписание соглашения «Санкт-Петербургской платной дороги» с правительством города, отметили тот факт, что по адресу материнской компании также зарегистрировано ООО «Коноплекс», занимающееся производством и переработкой технической конопли. Эту компанию возглавляет Милена Александрова.

«Коноплекс» вышел на рынок в 2015 году, скупив и арендовав земельные участки в Пензенской и Рязанской областях и засеяв их коноплей. В компании утверждают, что уже в 2016 году вышли на первое место в стране по объему полей конопли — 940 га, обогнав фирмы[17] бывшего вице-премьера Подмосковья Дмитрия Большакова.

Милена Александрова отказалась назвать имена бенефициаров «Коноплекса». «Мы — открытая компания, все данные о наших акционерах есть у российских налоговых органов. Они не хотят афишировать свои имена, защищают свое право на личную жизнь», — поясняет она.

(Кстати, до июня 2017 года Александрова параллельно возглавляла «Платную дорогу», свидетельствуют данные СПАРК. Вадим Коваленко также в июне перестал быть гендиректором «Санкт-Петербургской платной дороги» — его место занял Михаил Лебедев, до этого топ-менеджер компании «ПНТ-ГСМ», торгующей нефтью через Петербургский нефтяной терминал Михаила Скигина.)

При этом 99% ООО «Коноплекс» (Москва) принадлежит Konoplex Ltd (Кипр). По данным бюро юридических лиц Кипра, 50% Konoplex Ltd принадлежит совладельцу «Платных дорог» Роману Белоусову, вторая половина — у лихтенштейнской Infinite Fibre, бенефициары которой не раскрываются. Однако в 2015 году в списке участников международной конференции Европейской промышленной ассоциации конопли (EIHA) в Кельне Евгений Скигин был заявлен как представитель Infinite Fibre, также зарегистрированной по лихтенштейнскому адресу юридической конторы Хаслера и Смита.

Региональные отклонения

Интересы «Платной дороги» не исчерпываются Санкт-Петербургом. У нее есть еще несколько «дочек», в том числе два юрлица, отвечающие за операционное управление другими проектами строительства платных трасс — ООО «Наро-Фоминская платная дорога» и ООО «Тульская платная дорога».

Реализациях этих двух проектов, финансируемых за счет собственных средств компаний, идет со значительным отклонением от первоначальных планов. В первом случае речь идет о строительстве платного участка протяженностью 2,6 км в объезд города Наро-Фоминска. Через центр этого города проходит трасса, соединяющая федеральные трассы М-1 «Минское шоссе» и М-3 «Киевское шоссе», из-за чего в городе сложилась непростая транспортная ситуация. Инвестор подписал с муниципалитетом концессионное соглашение, получившее одобрение на публичных слушаниях, пообещав вложить 1 млрд руб. в строительство платного участка и еще 2 млрд руб. в дальнейшую эксплуатацию и ремонт дороги.

Shema11.jpg

Фактическое строительство дороги еще не начато, хотя проект уже получил национальную премию в сфере инфраструктуры «Росинфра-2016». Как рассказал Вадим Коваленко, фактическое строительство трассы начнется в 2019 году — компания наконец получила согласованный правительством Московской области проект планировки территории. Теперь «Наро-Фоминской платной дороге» предстоит разработать технологические решения, проектную документацию, пройти госэкспертизу и получить разрешение на строительство. «Обычно этот этап при инфраструктурном строительстве занимает год, но мы планируем уложиться вдвое быстрее, — говорит Коваленко. — Мы заинтересованы как можно быстрее построить этот объект и начать возврат инвестиций».

В рамках второго проекта компании необходимо построить платный мост через реку Упа в Туле. Соответствующее соглашение с городскими властями было подписано еще весной 2014 года. Согласно нему платный мост должен был быть введен в эксплуатацию еще в январе 2016 года. Однако работы в Туле так и не начались, а сроки были сдвинуты на 2018 год. Чиновник тульской администрации в беседе объяснил задержку некими «изменениями в законодательстве», однако подчеркнул, что инвестор остается в проекте. По словам Коваленко, задержка в реализации этого проекта была связана в том числе с тем, что у администрации Тулы возникла необходимость в изъятии земельного участка, необходимого для строительства. Кроме того, изначальный план был расширен, и теперь помимо моста «Тульская платная дорога» реконструирует несколько прилегающих к мосту дорог и часть набережной реки. С учетом этого сумма необходимых инвестиций в проект может вырасти с 410 млн до 1 млрд руб.

Коваленко рассказывает, что компания прорабатывает варианты строительства и других платных трасс. По его словам, специалисты компании ориентированы главным образом на регионы в Центральной России и на Северо-Западе, но в перспективе рассматриваются и более отдаленные уголки страны. «У нас в группе компаний есть проектный институт, мы изучаем транспортную ситуацию в различных регионах», — пояснил он

Сайт продается

Цена: 390$

Обращатся : [email protected]

LATEST REVIEWS

  • 72%Graphi Posts
  • 88%Marketplace License
  • 100%THESE CASES ARE PERFECTLY
  • 50%SOUND CLOUD AUDIO
  • 80%AT EOS ET ACCUSAMUS video

Tags

Фас и профиль шакала. Где бы сейчас был официант Ушамирский если бы не медвежья шкура? Михаил Хабаров наложил на СМИ обеляющую цензуру Муров… ПАО «Россети» не везет на руководство Ливинский Одиозный конвертатор и обнальщик Мисак Хидирян зачищает интернет в надежде спастись от санкций СНБО Коррумпированный Дон Жуан Павел Ливинский окунул Россети в скандал ОЧЕРЕДНАЯ ГУЛЯНКА ЗА БЮДЖЕТНЫЕ ДЕНЬГИ Ливинского «Главный похоронщик». Пятым человеком на фото лидеров Солнцевской ОПГ оказался фигурант расследования Голунова Серийный педофил Гринда манит друзей Гены Петрова куда смотрит «Единая Россия»? Павел Крюков на свободе Урлашов Евгений Алексей Чепа и его личный «Парк Палас» Андрей Чумаков Лацанич Василь Дудкин Горчев Олег Ольхович Евгений Александрович После вмешательства прессы ведомство Игоря Краснова включилось в разбирательство схемы РКСБ Березин Андрей Валерьевич: беглый собственник компании Евроинвест выступил с обвинениями в адрес «банды Путина» через распильщика Андрея Рюмина: незавидная судьба ПАО Россети От казнокрада Павла Ливинского до молодого вора Андрея Мурова Золотые \"щепки\" металлургов собирает Усманов Дивиденды Мурова готовят для Ливинского плюс кормит их госконтрактами Госбанк «ВТБ» выводит деньги при продаже активов на аффилированных лиц Смбат Арутюнян впихнул невпихуемые €300 тыс под стол замдиректора ФСИН Уголь Худайнатова «заехал» не туда Кого избил Аксютиц Александр Владимирович — контуженный пельмень медиа-рынка Супруга скандального главы фонда Inventure Partners Азатяна разоряет подруг бриллиантовыми «фенечками»