INTERPOL — тюрьма народов?

INTERPOL — тюрьма народов?

INTERPOL — тюрьма народов?

Об этом сообщает Тема РУ



После голосования, которое прошло 25 ноября в Стамбуле, генерал аль-Раиси получил 68,9% голосов (это результат последнего, третьего тура). Президент Интерпола избирается на четыре года, занимает пост «на общественных началах», и может сохранить должность, которая у него была до избрания: в случае с аль-Раиси — это генеральный инспектор министерства внутренних дел ОАЭ.


«Печальный день для прав человека», — заявила Хиба Заядин, специалистка по странам Персидского залива, сотрудница правозащитной организации Human Rights Watch, назвавшая правительство ОАЭ «пожалуй, самым авторитарным в Заливе».


Как минимум три жалобы по обвинениям, связанным с пытками, поданы в этом году против аль-Раиси в Париже.


Вильм Бурдон (который, к слову, является и адвокатом братьев Навальных во Франции) подал жалобу от имени Центра по правам человека стран Персидского залива (GCHR) по поводу условий содержания в тюрьме эмиратского диссидента, поэта и блогера Ахмеда Мансура, отбывающего 10-летний срок в одиночной камере за «оскорбление статуса и престижа ОАЭ и их символов» и публикацию «ложных сообщений» в социальных сетях. Для Мансура, члена консультативных советов GCHR и ближневосточного отделения Human Rights Watch, лауреата вручаемой ООН премии Мартина Энналса за правозащитную деятельность, это уже второй срок в эмиратской тюрьме — до этого он отсидел 3 года за «оскорбление» высших должностных лиц государства.



Ахмед Мансур. Фото из соцсетей


GCHR подала жалобу против генерала аль-Раиси ещё и в Турции.


Ещё две жалобы на генерала подал в специализированный отдел по борьбе с преступлениями против человечности прокуратуры Парижа британский адвокат Родни Диксон. Истцы — двое британцев: учёный Мэттью Хеджес и футбольный болельщик Али Исса Ахмад. Хеджес, арестованный в 2018 году по подозрению в шпионаже, провел в эмиратской тюрьме семь месяцев, после чего его приговорили к пожизненному заключению, а затем, под давлением Лондона, «помиловали». Али Исса Ахмад, приехавший в 2019-м в ОАЭ на Кубок Азии по футболу, был задержан в Дубае за то, что на нём была футболка с символикой Катара, заклятого соперника эмиратов. Али утверждает, что его пытали, заставляя сознаться в «связях» с катарскими властями.


Международная федерация за права человека (FIDH), французская Лига прав человека и GCHR подробно перечислили в открытом письме, опубликованном с требованием не допустить избрания аль-Раиси главой Интерпола, методы, которые, по их данным, используются в эмиратских тюрьмах.


Не лучше, но и не хуже, чем в России, судя по описанию:


«Лишение сна, отказ в лечении, словесные угрозы, сексуальное насилие, вырывание ногтей, пытки до смерти <…>. Удары электрическим током, подвешивание за руки, вырывание волос, струя холодной воды на тело заключённого перед вентилятором, помещение заключённого в гроб на долгие часы, <…> угроза использовать электрический стул, лишение сна и допросы в поздние часы <…>. Тюремные власти используют одиночное заключение в качестве карательной меры, помещая заключённых в узкие, жаркие, непроветриваемые камеры. <…> Надзиратели также устанавливают динамики в тюрьмах, заставляя заключённых слушать громкую музыку в любое время дня и ночи. Заключённые также могут быть вынуждены есть просроченную пищу и пить соленую воду».


Являясь с 2015 года генеральным инспектором МВД, генерал аль-Раиси курирует все полицейские службы эмиратов, в том числе отвечает за расследование жалоб на злоупотребления со стороны полиции и сил безопасности. «Но ни одна из жалоб не была до конца расследована», — пишет FIDH, отмечая, что «в отсутствие каких-либо механизмов подотчетности» в ОАЭ, иски против генерала были поданы во Франции.


Здесь действует универсальная юрисдикция в отношении находящихся на территории страны людей, обвиняемых в пытках. А так как пост президента Интерпола не является дипломатическим, то формально французский суд имеет право привлечь к ответственности эмиратского генерала.


Но представить себе вероятность осуществления этого права почти невозможно (с учетом универсального негласного юридического принципа «кто ж его посадит, он же памятник»).


Большая победа Эмиратов


Очевидно, что не последнюю роль в избрании аль-Раиси сыграл финансовый вопрос.



Ахмед Нассер аль-Раиси. Фото: Isa Terli / Anadolu Agency via Getty Images


Эмираты стали вторым донором Интерпола (вслед за США) после того, как в 2017 году «пожертвовали «Фонду Интерпола за более безопасный мир» 50 миллионов долларов «на развитие 7 проектов по борьбе с преступностью и терроризмом в мире».


О том, как сами Эмираты, а также другие страны Залива «борются с терроризмом», можно много узнать из специализированных отчетов и докладов. Многое можно узнать и о борьбе с преступностью, особенно с отмыванием теневых доходов.


Для эмиратских властей избрание их представителя на столь важный силовой политический пост — большая дипломатическая победа.


Победа была обеспечена не только вливаниями в Интерпол, но и одобрением кандидатуры в большинстве стран-участниц. Или по меньшей мере молчаливым согласием с ней.


Например, президент Макрон никак не ответил на направленное ему и опубликованное ещё в июне открытое письмо 35 французских парламентариев. Они отметили, что избрание аль-Раиси «явно противоречило бы миссии организации, а также серьёзно подорвало бы её репутацию». Поэтому они призвали Эммануэля Макрона «сделать все возможное», чтобы «найти серьёзную альтернативу» и не допустить избрания такой фигуры. Конечно, роль президента Франции в выборах президента организации, в которую входит 195 стран, минимальна, но французские власти не пожелали выразить даже символическую «озабоченность» (не говоря уже о «глубокой озабоченности»).


24 ноября, накануне решающего голосования, на вопрос о вероятном избрании представителя ОАЭ ответил на брифинге МИД Франции. МИД подчеркнул, что голосование — тайное, и намекнул, что ничего страшного в избрании аль-Раиси не будет: работа президента «контролируется исполнительным комитетом, 12 из 13 членов которого также будут обновлены по случаю этой Генеральной Ассамблеи», а «Франция по-прежнему активно участвует в проводимой в Интерполе работе по укреплению управления и прозрачности организации».


Отмечая отсутствие реакции со стороны официального Парижа, газета Le Monde подчеркнула: Мухаммад бен Заид бен Султан Аль Нахайян, президент ОАЭ, наследный принц Абу-Даби — главный «союзник» президента Макрона в Персидском заливе.


В начале декабря в ходе визита Макрона в ОАЭ должен быть анонсирован контракт на поставку нескольких десятков (по разным данным — от 30 до 60) самолётов Rafale.


А «Рафали», как показывает практика, обычно заглушают звуки пыток в тюрьмах тех стран, которые купили эти французские истребители: во всяком случае, до Парижа стоны не долетают. А если долетают, то вызывают в лучшем случае «озабоченность».


«Клеветническая кампания» провалилась


Власти ОАЭ называют обвинения в отношении страны в целом и нового президента Интерпола в частности «организованной клеветнической кампанией». «Клеветническая кампания» «разбилась о скалу правды», — заявил после объявления итогов голосования Мухаммад Анвар Гаргаш, советник президента ОАЭ.


«Для меня большая честь быть избранным в качестве следующего президента Интерпола. Я искренне благодарю всех моих коллег из правоохранительных органов по всему миру за их ошеломляющую поддержку и доверие. Благодаря постоянной поддержке мудрого руководства Объединенных Арабских Эмиратов (далее — перечисление имен всех мудрецов, начиная с президента ОАЭ. — Ю. С.) мы смогли достичь этой вехи».


В заявлении содержится и обещание ещё сильнее укрепить материальную базу Интерпола.


Красные уведомления: эксперты ожидают роста запросов


Основной интерес участия в Интерполе для авторитарных режимов — которые, судя по результатам голосования за президента, все так же превалируют в мире (каждая страна имела по 1 голосу, все голоса равны), — это, конечно, не «усиление работы полиции в условиях борьбы с глобальным потеплением» и даже не борьба за права женщин, а возможность использовать организацию для преследования политических оппонентов.


Число знаменитых «красных уведомлений» (red notice) Интерпола всё время растёт, и очень часто в списках, направляемых странами, значатся люди, которые никак не должны интересовать Международную организацию уголовной полиции —


«По данным американской организации Freedom House, на Россию приходится 38% всех публичных «красных уведомлений», — говорится в расследовании.


Большинство из них не проходят реальной проверки Интерполом из-за недостатка персонала и средств, утверждает Le Monde. Поэтому пока главным способом борьбы в случае злоупотреблений остается апелляция в контрольную комиссию. Но эта комиссия заседает только четыре раза в год, и её решения, которые редко публикуются и не мотивируются, не подлежат обжалованию.


Немец Юрген Шток, генеральный секретарь Интерпола, который выполняет «повседневное руководство» организацией, признал в разговоре с Guardian, что проблема злоупотребления «красными уведомлениями» существует, но заверил, что это «касается только около 5% случаев».


Даже если он не занижает цифры, 5% из 66 тысяч — это несколько сотен человек.


Заявления Штока о том, что пост президента Интерпола — скорее почётный, тоже верны лишь отчасти.


Если повседневное руководство Интерполом действительно ведёт генсек, то основные направления деятельности организации определяются исполнительным комитетом, который теперь возглавляет аль-Раиси.


И в течение следующих четырёх лет именно этот эмиратский генерал будет лицом Интерпола — организации с громким именем, не совсем прозрачными методами функционирования и такой же репутацией.


P.S.


Это уже второй скандал, связанный с Международной организацией уголовной полиции, за последние три года: в октябре 2018-го тогдашнего президента организации, китайца Мен Хунвэя, просто похитили в Китае. Оставшееся не похищенным руководство Интерпола сначала 11 дней молчало о пропаже президента, затем выпустило сообщение о своей «обеспокоенности», а на следующий день заявило, что принимает «прошение об отставке» Мен Хунвэя.


Сейчас после назначения на президентский пост генерала из ОАЭ генсек Интерпола Юрген Шток заявил AFP: «Мы, конечно, знаем, что против г-на аль-Раиси выдвигаются серьёзные обвинения, и мы отметили, что должна применяться презумпция невиновности». Шток также заверил, что структура Интерпола не позволит допустить злоупотреблений: «Мы не слепая организация. Существует чёткий процесс контроля, и ни один член исполнительного комитета не может этого изменить». Будет продолжена и борьба с необоснованными «красными уведомлениями», пообещал генсек: «Кому-то нужна red notice, чтобы преследовать политических противников? Стоп, красная линия. По вопросу красных уведомлений есть красные линии, которые мы не пересекаем», — заверил этот немецкий полицейский, работающий генсеком Интерпола с 2014 года.


«Я буду работать рука об руку с Исполнительным комитетом, чтобы предотвратить ненадлежащее влияние, которое могло бы подорвать или поставить под угрозу важнейшую миссию Интерпола. Я также буду продолжать подтверждать основной принцип нашей профессии — что насилие со стороны полиции или жестокое обращение любого рода отвратительны и недопустимы» — цитата из заявления самого эмиратского генерала аль-Раиси.


«Несмотря на финансовую поддержку, оказываемую Объединенными Арабскими Эмиратами функционированию Интерпола, избрание этого кандидата резко ставит под сомнение основополагающие ценности, на основе которых был создан Интерпол, включая соблюдение международных стандартов защиты прав человека, изложенных в статье Устава Организации», — подчеркнула Международная федерация за права человека.

Источник: Новости РУ