Скандалы во МХАТе. Письмо народного артиста СССР Бориса Ливанова Леониду Брежневу, о котором предпочитают умалчивать эксперты

В околотеатральных кругах хорошо известна фраза народного артиста СССР Бориса Ливанова: "Я никогда не мечтал играть в "Современнике", тем более в его филиале". Сказана она была после того, как его родной МХАТ возглавил Олег Ефремов. Для Ливанова-старшего назначение стало кощунственным. Настолько, что он написал письмо Леониду Брежневу. Вот об этом письме ничего не известно даже специалистам, а если и известно то они предпочитают помалкивать. Что же такого неудобного написал Ливанов летом 1970 года? Сейчас вы об этом узнаете.

[ Но, прежде, обращаюсь к вам-читатели за финансовой поддержкой. "Дзен", без объяснения причин, практически прекратил выплачивать моему Канала честно заработанные деньги. Поэтому,любая помощь от вас, даже 50-100 рублей, придутся ко двору. Сбер 4279 3806 0083 3059 Александр Ю.]

Итак. Претензий было несколько. Но в самом начале послания Борис Ливанов объявляет, что после 45 лет работы во МХАТе он уходит из театра. Это форма протеста. Без всякого сомнения. Протеста против политики режиссера "Современника" Олега Ефремова, которая противоречит самой сути Московского Художественного театра. Я процитирую Ливанова:

Во МХАТ идут спектакли "На Дне" и "Чайка". "Современник" ставит эти же пьесы, но по своему, в духе кино итальянского неореализма. Конечно, Ефремов перенесет свою "итальянскую" трактовку на сцену классического театра, каковым является МХАТ. Но Станиславский с Немирович-Данченко были против натурализма, разновидностью которого, по мнению Ливанова, является неореализм итальянского кино.

Министр культуры Екатерина Фурцева, лоббируя Ефремова на должность главного режиссера МХАТа использует аргумент, что Олег Николаевич - воспитанник школы-студии МХАТ. Аргумент не выдерживает критики. Всеволод Мейерхольд тоже был актером МХАТ и учеником Станиславского и Немирович-Данченко. Между тем его взгляды были диаметрально противоположны взглядам учителей. Никому в голову не пришло бы назначить Мейерхольда во главе МХАТ.

Далее. Борис Ливанов признает серьезный кризис руководства театра. Одновременно он утверждает, что мнение довольно узкой группы артистов, возглавляемой Марком Прудкиным, выдается за мнение всего коллектива. Прудкин - это матерый интриган. Он интриговал еще против Станиславского и Немировича-Данченко. Безуспешно. Более успешно против режиссеров Сахновского и Хмелева. По его предложению были назначены и по его же предложению были сняты М. Кедров с поста главного режиссера театра и А. Солодовников с поста директора. Есть документы подтверждающие это.

Интриганскую сущность Марка Исааковича хорошо знает министр Фурцева. За три последних года ей пришлось четыре раза (!) вступаться за Ливанова. Четыре раза, вдумайтесь!

Ливанов приводит один из примеров вероломства Прудкина. В своих интервью прессе Марк Исаакович восторженно отзывался о режиссерских работах Ливанова. Затем, на партбюро, вносил предложение назначить его - Ливанова - главным режиссером МХАТ. А теперь утверждает, что это было бы равносильно гибели их театра.

Но театр МХАТ - национальное достояние. Здесь сведение личных счетов неуместно. Более того, неверный путь развития может завести "национальное достояние" не в ту сторону ( мягко говоря).

Поэтому Борис Ливанов предлагает 4 пункта идейно-творческой программы МХАТ.

1. "Во МХАТ не может иметь место подмена четкого понятия партийности искусства модным ныне расплывчатым понятием гражданственности.

Никаких элементов неокритического реализма!"

Я цитирую Бориса Ливанова т.к считаю это письмо историческим документом, что особенно важно понимать читателям в наше время. Поэтому вот еще одна его мысль:

"Не улучшать социализм, "сделав его пригодным для человека", а улучшать человека, сделав его пригодным для социализма".

Вдумайтесь, читатели. Это крайне реакционная мысль для будущей эпохи Горбачева и, тем более, неактуальная, для времени Табакова-Хабенского. Но это писал в 1970 народный артист СССР, лауреат пяти сталинских и одной ( 1970 года) Государственной премии Союза.

2. "Учиться всем без исключения - и молодым, и маститым актерам системе Станиславского. Но именно самой системе, а не ее интерпретациям".

Система Ефремова - именно интерпретация.

3. "Сплочение вокруг театра писателей, мыслящих и творческих по-настоящему современно, без модного фондирования".

4. Передача творческой инициативы молодежи без оглядки на авторитеты. Решительная реорганизация труппы.

Вот четвертым пунктом с особым усердием и займется Олег Ефремов. Он расширит штат МХАТ, в первую очередь, за счет коллег из "Современника". Для начала. На момент его прихода в театр было 150 человек, а к 1987 году 250. Труппу придется делить на две. Попутно доведет до самоубийства ряд коллег из старой мхатовской труппы ( Лев Золотухин, Георгий Епифанцев и др.) Рекомендую , в этой связи, чрезвычайно информативное интервью Всеволода Шиловского "Каравану историй".

Какой ответ получил Борис Ливанов от Леонида Брежнева неизвестно, но, к сожалению, он уйдет из жизни в 1972, в возрасте 68 лет.

Все мои статьи о МХАТ: