Приезжих будут делить на "чистых" и "нечистых". Новые приключения иностранцев в России

ПРИКЛЮЧЕНИЯ ИНОСТРАНЦЕВ В РОССИИ ТОЛЬКО НАЧИНАЮТСЯ

В ноябре вступит в силу закон "О правовом положении иностранных граждан в РФ". Отныне за правами и обязанностями иностранцев в нашей стране будет присматривать недавно созданная указом президента служба по делам миграции ГУВД России. Цель-максимум новой службы: "отделить чистых от нечистых", то есть легальным мигрантам, официально приехавшим в нашу страну поработать, обеспечить широкое русское гостеприимство, гастарбайтерам-нелегалам дать твердый отпор. Цель-минимум - разобраться, как это сделать. На минувшей неделе два полковника милиции (глава управления по делам миграции ГУВД Москвы Анатолий Батуркин и его коллега из Подмосковья Виктор Сперкач) отправились осматривать свое новое хозяйство, взяв в свидетели корреспондента "Известий". Первый рейд - по аэропортам. Вывод однозначный: сегодня "нелегалы" прилетают в Россию настолько свободно, что даже возмущаются, услышав в зале прибытия слова: "Пройдите к стойке иммиграционного контроля". "Какой контроль-монтроль, границу прошли, таможню прошли, а вам чего надо?"

- Чего надо? Заплати налоги и иди спокойно, - перефразирует рекламный слоган полковник Спрекач. - По новому закону работодатель должен будет заплатить в региональный бюджет 3 тысячи рублей за каждого иностранного работника. Зарегистрировать гастарбайтера и платить налоги с каждой его зарплаты. К таким, легализованным мигрантам, у нас претензий нет. Напротив, мы им рады, стране не хватает рабочих рук. Большинство же тех, кого вы сейчас видите, - чистые нелегалы, едут работать на рынки и стройки за "черный нал". Но поделать с этим мы пока почти ничего не можем.

Аэропорт "Домодедово". Рейс из Таджикистана. Группа крепких золотозубых мужчин выходит в зал прибытия. Три сотрудницы пункта иммиграционного контроля (ПИК) бросаются к ним наперерез:

- Ваш паспорт, пожалуйста, и ваш, и ваш. Зачем в Россию приехали? К брату? А он гражданин России? А вы - лечиться? Обратный билет есть? Нет? Пройдите к стойке иммиграционного контроля.

Ошарашенные женским натиском, золотозубые отдают паспорта и понуро бредут к стойке. Это хороший вариант. Не редкость, когда девушек просто посылают подальше, и не только словами. Тогда к ним на помощь спешит сержант милиции - тоже девушка, но уже в форме. Впрочем, горячие южане посылают ее по тому же адресу: "Иди отсюда, женщина, зачем мои права нарушаешь, я сейчас твои нарушу".

- У меня в штате 113 человек, - говорит Виктор Сперкач, - из них только я и мой заместитель носим погоны. Все остальные - гражданские лица, да еще и женщины. Поэтому я убежден: необходимо срочно создавать иммиграционную инспекцию - силовой орган, у которого будут полномочия задерживать подозрительных лиц, сопровождать нелегалов в суд и депортировать их на родину.

Тем временем прибывшие рейсом Душанбе-Москва заполняют иммиграционные листы. Большинство из них русским почти не владеют. В документе некоего Сафара Рузибоевича читаю: Цель прибытия: "Я серса балеет" ("болеет сердцем", переводит сотрудница ПИКа). Дата убытия: "Рабатоть, лечиться, и уедую" ("заработаю, вылечусь и уеду"). Адрес, где Сафара Рузибоевича искать в столице: "г. Лужники, где селят" (читай - рынок в Лужниках, где поселят соплеменники, держащие торговую точку, - там и будет жить).

- Ну и что, - спрашиваю сотрудниц ПИКа, - вы его впустите в страну?

- А мы не впускать не имеем права, он иммиграционный лист заполнил.

- Но адрес-то, мягко говоря, условный указал.

- Да он мог хоть адрес Кремля указать, как проверишь. Пока мы лишь собираем базу данных на всех мигрантов. Отслеживаем, так сказать, тенденции. Вот, скажем, узбеки чуть ли не поголовно едут в поселок Слобода Ленинского района и в Воскресенск: строят, моют, убирают. Таджики указывают в качестве адреса обочину Ярославского шоссе - известную точка гастарбайтеров. Причем они на эту обочину едут с официальным документом от Министерства занятости Таджикистана - такая цивильная книжечка "Направление трудового мигранта".

- Неужели и деньги в российский бюджет они честно вносят с каждой халтуры, найденной на Ярославском шоссе? - удивляюсь я.

Виктор Сперкач только вздыхает: "Да нет, конечно".

Аэропорт "Шереметьево-2". Только что приземлился рейс Ханой-Москва. Здесь, на Шереметьевском ПИКе работает всего одна девушка. Проверить все рейсы нет никакой возможности, так что главное ее внимание на борта из Китая, Вьетнама, Турции и Индии - именно из этих стран приезжает больше всего "нелегалов".

В зал прибытия выходят вьетнамцы. Все как один с коммерческими визами - приехали на работу в Москву по приглашению некой фирмы. Забирают багаж и кучкуются вокруг соплеменника на белой "Ауди", встречающего пополнение. Сотрудницу ПИКа c ее вопросами не замечают принципиально. По-русски не говорят, по-английски тоже. И вообще каждый второй с этого рейса оказывается глухонемым, вертит руками, показывая на уши и рот и крепко держит в руках паспорт. Где-то на пятом-шестом глухонемом вьетнамце корреспондент "Известий" уже не может скрыть буйное веселье за спинами двух суровых полковников милиции. Но те сами хохочут в голос. Вьетнамцы, так и не отдав паспорта, уходят, даже не заполнив иммиграционный лист, потому что писать они тоже не умеют.

- Даже когда зрячие и говорящие попадаются - сотрудница ПИКа говорит без тени улыбки на лице, - по-русски они все равно ничего, кроме "до свидания" сказать не могут. Как они здесь на рынках работать собираются? Да и вообще к нам отношение очень странное. Недавно фээсбэшники подходят, спрашивают: "А чем это вы тут занимаетесь?!" Я им отвечаю, как учили: мы новая иммиграционная служба России, следим, чтобы нелегальные мигранты не подрывали экономику нашей родины". А они мне в ответ: "За тем, чтобы не подрывали, мы сами следим, еще с 17-го года" - и отдают отобранные мной паспорта обратно индусам, как раз рейс из Дели был.

Полковники миграционной службы резко суровеют: "Надо срочно повысить авторитет службы, а то всякие тут наших обижают..."

Пункты иммиграционного контроля организованы пока лишь в четырех столичных аэропортах: "Внуково", "Шереметьево-1", "Шереметьево-2" и в "Домодедово". В идеале, считают здесь, сотрудник ПИКа должен первым входить на борт каждого приземлившегося самолета из зарубежья, как это происходит во всем мире.

Были случаи, - рассказывает Виктор Сперкач, - когда человек, пока шел от самолета до таможни, успевал съесть все свои документы, превращаясь таким образом в самого "нелегального нелегала" - его даже депортировать обратно нельзя, потому что мы не знаем, какое у него гражданство и откуда он прилетел, а сам он не спешит нам это рассказать. С апреля на втором этаже аэропорта "Шереметьево-2" живут два таких темнокожих человека без документов. В Москву мы их не пускаем, обратно тоже не знаем, куда отправить. Наши же сотрудники их и подкармливают.

В планах новой службы организовать ПИКи на всех вокзалах, в порту и на таможенных постах автодорог. Перекрыв границы, придется оценивать, сколько нелегалов работают в столичном регионе. Сегодня, по данным миграционных служб, в стране свыше пяти миллионов нелегальных иностранцев. Около миллиона из них живут в Московском регионе. Так что работы у новой службы - только начать.
А что вы думаете об этом?

Виктория ВОЛОШИНА
18/08/2002


Сайт продается

Цена: 560$

Обращатся : [email protected]

LATEST REVIEWS

  • 72%Graphi Posts
  • 88%Marketplace License
  • 100%THESE CASES ARE PERFECTLY
  • 50%SOUND CLOUD AUDIO
  • 80%AT EOS ET ACCUSAMUS video