Что нам на самом деле дало заседание Генассамблеи ООН?

Что нам на самом деле дало заседание Генассамблеи ООН?
Что нам на самом деле дало заседание Генассамблеи ООН?

От юбилейного заседания ООН ждали многого: как минимум конкретики, что будет дальше с Донбассом.

Добилась ли украинская делегация хоть какого-нибудь прорыва в этом вопросе? Не окажутся ли пророками эксперты, которые опасались, что в Нью-Йорке российской стороне удастся «заговорить» войну на Донбассе, заостряя внимание на ситуации в Сирии и создании международной «антитеррористической коалиции»? Почему даже сейчас не появилась альтернатива Минским переговорам? И, наконец, почему, анализируя выступления Порошенко и Путина, эксперты так и не увидели сигналов, которые позволяют думать о том, что политики договорились об окончательном мире?

Об этом и многом другом «фрАза» попросила рассказать людей, которые в силу своей специальности умеют слышать даже то, о чем политики предпочитают не говорить вслух.

Петр БУРКОВСКИЙ, эксперт по внешней политике и нацбезопасности Украины:

Дело в том, что на этой Генассамблее вопрос Украины не рассматривался.

Этот вопрос стоит на контроле Совета Безопасности ООН, а на Генассамблее речь шла о том, чтобы Украина обсудила с другими странами планы реформирования, в частности ограничение права вето, расширение числа постоянных и непостоянных членов Совета Безопасности. И я так понимаю, что главное задание, которое было поставлено перед нашей дипломатией, — это избрание Украины непостоянным членом Совета Безопасности на два последующих года, т. е. на 2016 и 2017 годы.

Это главный вопрос, и он еще будет решаться, так как на данный момент окончательного решения пока нет.

Что касается высказываний некоторых экспертов по поводу того, что якобы эта Генассамблея ООН продемонстрировала, что внимание мировой общественности к Донбассу снижается, то мне непонятно, на основании чего люди делают такие выводы.

Если посмотреть на обмен заявлениями между Белым домом и офисом президента России (когда они спорили о том, кто кого пригласил и какие темы будут обсуждаться), то когда россияне сказали, что основной темой обсуждения будет Сирия и неизвестно, останется ли время для обсуждения ситуации в Украине, со стороны Белого дома прозвучал очень четкий месседж, что ситуация в Украине будет обсуждаться в обязательном порядке.

И действительно во время общения украинская проблема обсуждалась. И даже тот факт, что президент США встретился с президентом Украины и позже провел переговоры с Путиным, тоже о многом говорит.

Пока этот вопрос курирует сильнейшая срана в мире, пока этим занимается президент США, я думаю, рано говорить, что внимание мировой общественности к Украине падает и украинский вопрос уйдет с повестки дня.

Украинский вопрос остается одним из ключевых наряду с ситуацией в Сирии, Ливии и других горячих точках. В мире сейчас не так много конфликтов и не так много государств с ядерным оружием, которые втянуты в эти конфликты. И поскольку наш враг — Россия, страна, которая является постоянным членом Совбеза ООН и которая владеет ядерным оружием, этот конфликт будет интересовать, как минимум, все страны, также являющиеся постоянными членами Совбеза ООН и обладающие ядерным оружием.

Вячеслав ДЕХТИЕВСКИЙ, политолог, общественный деятель:

Сказать, что это заседание Генассамблеи ООН полностью оправдало ожидания Украины, мы не можем. Если оценивать его по пятибалльной шкале, то ожидания оправдались где-то на тройку.

Чего удалось добиться? Только того, что мы не сдали свои позиции, но какого-то существенного прогресса достичь не удалось.

То есть внимание Генассамблеи ООН не было сконцентрировано на российской агрессии.

Даже если сравнить это заседание с заседанием Генассамблеи ООН в начале 2014 года, когда голосовали за признание России страной-агрессором, то на этот раз уровень внимания к проблеме Донбасса был существенно ниже.

Риторика нашего президента была вполне прогнозируема, и выглядел он весьма решительным, но соответствующей реакции на все это мы пока не увидели. Разве что за исключением США, которые сказали, что и в дальнейшем намерены поддерживать Украину. Что же касается остальных стран, то они свою позицию по этому поводу не спешили озвучивать и внимание на этом вопросе не акцентировали.

Что касается России, то Путин заявил, что у него есть все основания видеть руку США в событиях, которые происходят в Украине. Он повторил заяложенную фразу о том, что развал СССР — это наибольшая геополитическая катастрофа, о чем он уже говорил в интервью американским СМИ, и якобы именно поэтому россияне являются «разделенным» народом и Россия имеет право действовать для защиты или воссоединения этого народа.

По большому счету, все остались при своем мнении и каких-либо видимых сдвигов в этом вопросе не было.

Поэтому, опять-таки, будет продолжаться дипломатическая борьба вокруг Минских соглашений. И насколько я понимаю, решение части этих вопросов перенесли на встречу «Нормандской четверки» в Париже.

Сергей БЫКОВ, политический эксперт:

Что касается самого заседания Генассамблеи ООН, то я наблюдал там только полемику и то, как господин Путин снова и снова повторял тезисы, которые звучали из его уст на протяжении многих лет его президентства.

Фактически каких-то серьезных результатов это заседание Украине не принесло. За исключением того, что цена российского рубля согласно международным котировкам упала на 55 копеек. И в то же время выступление Президента Украины Петра Порошенко подняло курс рубля на 22 или 23 копейки. То есть можно по-разному оценивать выступления двух президентов.

Я не считаю, что это заседание Генассамблеи принесло огромные результаты, но это хороший шаг к достижению мира на Донбассе. Также это первый хороший шаг для снижения влияния Российской Федерации на международную политику.

Касательно Минских соглашений нужно признать, что они на сегодняшний день являются единственным легитимным вариантом разрешения конфликта на Донбассе, поскольку этот конфликт в первую очередь политический, а уже потом военный.

Соответственно, решить его можно лишь дипломатическим путем. У Минского процесса есть время до 31 декабря, когда он должен быть завершен.

Если он не будет завершен, то есть не достигнет всех результатов, тогда необходимо будет искать иной путь решения данного кризиса. И единственной альтернативой Минскому процессу являются непосредственные переговоры Киева и Донбасса уже без участия третьих сторон.

Если же коротко подвести итоги этого заседания Генассамблеи ООН, то вполне можно сказать, что оно, может быть, не в полной мере, но все же оправдало надежды Украины.

fraza.ua


Похожие материалы (по тегу)