Вышгородский мент во главе донецкой прокуратуры - Евгений Бондаренко

Главным прокурором Донецкой области стал в середине 2016 года Евгений Викторович Бондаренко. Ранее Бондаренко возглавлял прокуратуру Киевской области. Єтот персонаж очень заинтересовал «Прокурорскую правду» http://prokurorska-pravda.com
В апреле 2016 года депутаты Киевского облсовета требовали отставки областного прокурора Евгения Бондаренко. Его связывают с нелегальной добычей песка под Киевом. Также, несмотря на относительно скромный доход (в декларации у Бондаренко за 2015 год 312 тысяч гривен, у его семьи – 65 тысячи гривен), прокурор и его семья имеют большое число земельных участков. На Бондаренко и его семью записаны два участка по 0,1 га, а также участки 0,18 га и 0,12 га сообщает сайт ГЛАВКОР http://glavcor.info

Стремительная карьера вышгородского "Бонда"

6 июля на сайте Генеральной прокуратуры появилось сообщение, что бывший прокурор Киевской области Евгений Бондаренко был назначен прокурором Донецкой области. 13 июля он был представлен коллективу донецкой облпрокуратуры. Если предыдущие назначения были показательны с точки зрения кланового влияния на политику ГПУ, nо это назначение характеризует довольно странное отношение к подбору руководящих кадров в ведомстве. Замешанных в скандалах руководителей просто передвигают "по горизонтали".
Выходец из райцентра Вышгород, что под Киевом, Евгений Бондаренко согласно официальной биографии в 2003 году окончил Национальную академию внутренних дел.
После этого Евгений Бондаренко работал в Бориспольском городском управлении милиции, где дослужился до должности первого заместителя начальника – начальника следственного отделения.
В 2013 году Бондаренко закончил – Национальную академию госуправления при президенте Украины. На сайте вуза указано, что он учился на заочно-дистанционной форме обучения, и защитил магистерскую работу на тему "Роль прокуратуры в обеспечении законности в государственном управлении" по специальности "Государственное управление".
В 2015 году у Евгения Бондаренко началась "белая полоса" в виде блестящей прокурорской карьеры. Как сообщается на сайте Генпрокуратуры, 3 марта 2015 года Бондаренко назначили начальником отдела Генпрокуратуры со сложным названием.
А уже через 3,5 месяца, 14 июня того же года Евгения Бондаренко назначили сразу на должность прокурора Киевской области. Назначение Бондаренко (которого друзья называют "Бонд") состоялось всего за один день до вступления в силу нового Закона "О прокуратуре", которым предусмотрено конкурсное заполнении должностей в прокуратуре. Мы не нашли обоснований столь стремительному карьерному взлету.
С другой стороны, насколько обоснована такая высокая оценка профессиональных качеств бывшего милиционера?
Тайна гибели велосипедиста Стрижакова
В далеком 2006 году, тогда еще молодой следователь Бориспольского горотдела милиции Евгений Бондаренко, оказался в центре скандала, связанного с гибелью на бориспольской трассе велосипедиста Игоря Стрижакова. 25 марта 2006 года около 14.00 на 33-м километре трассы Киев – Борисполь он был сбит на смерть автомобилем "Шевроле Нива".
По странному стечению обстоятельств водителю удалось избежать ответственности, дело долго не возбуждалось.
Тело Игоря находилось в Бориспольском морге более 2-х суток, пока его не нашли там друзья. Лишь спустя несколько дней, следователи провели ряд мероприятий для восстановления картины происшествия. После чего следователь сообщил родным Игоря, что он, опираясь на заключения эксперта и показания свидетелей, не видит оснований для возбуждения уголовного дела.
Газета "Факты" в материале об этой трагедии сообщила, что следователем, который не возбудил уголовное дело, был именно будущий киевско-донецкий областной прокурор.
"Следователь Бориспольского горрайотдела милиции Евгений Бондаренко без малейших сомнений подготовил постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, которое тут же подписали его руководители".
Через полгода после трагедии велосипедисты и байкеры устроили у Генпрокуратуры акцию протеста. Они держали в руках плакаты с надписями: "Требуем честного расследования", "Дело Игоря Стрижакова — в суд", "Генпрокуратура, возьми дело под контроль!":
27 марта 2007 года возле Генпрокуратуры снова прошла акция протеста, в которой приняли участия более тысячи велосипедистов и байкеров. Они снова обвинили правоохранителей в спуске дела "на тормозах".
В 2010 году, через 4 года после гибели Игоря Стрижакова, велосипедисты провели гонку его памяти. После этого сообщений о ходе расследования уголовного дела в СМИ больше не было.
Земельные вопросы прокурорской семьи
Согласно декларациям о доходах Евгения Бондаренко за 2014 и 2015 года, которые оказались в распоряжении "Страны", у него в собственности находится земельный участок площадью 10 соток. Благодаря Реестру прав на недвижимость мы определили место нахождения данного участка – это Сенькивский сельсовет Бориспольского района. Участок был получен для индивидуального садоводства в 2013 году:
Территориально этот участок находится на берегу речки Красиловка на северо-восток от Борисполя.
А вот с земельной собственностью членов семьи Евгения Бондаренко не все так же прозрачно. Согласно декларации за 2014 год, у них было два участка площадью 18,5 и 13 соток.
В качестве членов семьи Бондаренко в 2014 году указал только жену.
А в 2015 году у Евгения Бондаренко изменились и состав семьи, и перечень ее земельной собственности. В декларации появилась дочка, участок 13 соток превратился в участок 12,3 сотки, и откуда-то появился еще один участок площадью в 10 соток.
Поскольку Генпрокуратура, которая по запросу предоставила копии деклараций Бондаренко, скрыла ФИО его жены в обеих декларациях, нам не удалось однозначно идентифицировать месторасположение этих участков.
Тем не менее, из неофициальных данных (копии декларации, опубликованной "Украинскими новостями"), нам удалось узнать, что супругу Евгения Бондаренко зовут Бондаренко Елена Григорьевна. В реестре недвижимости указан единственный человек с таким ФИО, который в 2015 году приобрел участок площадью 10 соток. Этот участок расположен в Бориспольском районе на территории Иванковского сельсовета.
Территориально участок с таким кадастровым номером находится на окраине Борисполя, возле трассы в сторону Бориспольского международного аэропорта и Иванкова:
Согласно данным сайта киевской недвижимости, цена участка поблизости с той же площадью составляет 747 тысяч гривен, что составляет 3 тысячи долларов за сотку:
Однако общие задекларированные доходы семьи Бондаренко за 2014 год составили всего 57 тысяч гривен, а за 2015 год – 378 тыс. гривен:
Как указано в реестре недвижимости, участок был куплен по договору купли-продажи 30 мая 2015 года. Следовательно, участок мог быть приобретен за доходы, полученные до этой даты. Понятно, что за первые 5-6 месяцев 2015 года семья Бондаренко наверняка заработала меньшую сумму, чем за весь 2015 год. Поэтому размер дохода за 201 5 год, который мог быть направлен на приобретение участка, составляет не 378 тысяч гривен, а значительно меньше.
В этой связи надеемся, что Генеральная прокуратура и НАБУ смогут разобраться в вопросе источника средств для приобретения семьей Бондаренко "золотого" участка на окраине Борисполя.

Декларация прокурора Донетчины: Полмиллиона зарплаты, земельные участки и жена-бизнесвумен

Прокурор Донецкой области Евгений Бондаренко задекларировал за 2017 год 592,4 тысячи гривен зарплаты
Жена Бондаренко Елена задекларировала 225,9 тыс. грн дохода от предпринимательской деятельности, а дочь Владислава получила подарок в неденежной форме, который стоит 497,6 тыс. гривен.
Бондаренко является собственником земельного участка в поселке Сеньков Киевской области площадью 1000 квадратных метров. Он арендует квартиру в Мариуполе, однако с 2008 года прописан вместе с женой Еленой и дочерью Владиславой в общежитии в Киеве.
Дочь Бондаренко владеет с 2017 года квартирой в Вышгороде площадью 38,7 квадратных метров.
Его жена Елена владеет земельными участками в Воропаевых, Тарасовке и Иванкове Киевской области площадью 1230 квадратных метров,1854 квадратных метров и 1000 квадратных метров.
Согласно декларации, каждый из членов семьи Бондаренко и он сам владеют 50% квартиры в Борисполе.
Бондаренко вместе с женой пользуются одним автомобилем Toyota 2016 года выпуска. Его жена хранит на счету в Укргазбанке 17,6 тыс. гривен, в Приватбанке 60,8 тыс. гривен, а сам Бондаренко размещает на счету в Приватбанке 126 тыс. гривен. А наличными у супругов хранится 210 тыс. гривен.

Месть Луценко: на Киевщине готовится большая прокурорская чистка

Прокурор Киевской области Евгений Бондаренко и Киево-Святошинский местный прокурор Юрий Дмитрунь могут в скором времени лишиться своих постов. Возможно, на этом чистка прокурорских рядов в столичном регионе не закончится. Мол, так генпрокурор Юрий Луценко (на фото) намерен продемонстрировать борьбу с коррупцией в своем ведомстве.
Фигуранты статьи познакомились, когда Евгений Бондаренко работал в Бориспольском ГУ МВД, а Юрий Дмитрунь был сотрудником прокуратуры по надзору.
Краткая предыстория
В 2013 году Бондаренко занял должность начальника отдела ГПУ. В 2015 году, за сутки до принятия закона о конкурсном наполнении должностей в прокуратуре, Бондаренко стал областным прокурором. Любопытно, что Евгений Бондаренко был среди подписантов заявления сотрудников прокуратуры против назначения Юрия Луценко главой ГПУ.
К слову, он до сих пор проживает со своей семьей в многоэтажной новостройке в Борисполе по ул. Головатого. Судя по декларации, арендует он это жилье за 79 гривен в год. По словам друзей и соседей, по вечерам во дворе дома происходят настоящие “стрелки”, куда съезжаются желающие решить вопросы с прокурором Бондаренко или “Бондом”, как его называют товарищи.
Юрий Дмитрунь до своего назначения в Киево-Святошинский район поработал следователем и прокурором в Фастове. Также он возглавлял Вышгородскую райпрокуратуру прокуратуру.
“Нынешнюю должность он получил не совсем, скажем так, прозрачным путем. По официальной информации с сайта ГПУ, Дмитрунь, баллотируясь на пост руководителя Киево-Святошинской местной прокуратуры занял десятое место в рейтинге кандидатов, набрав на общеобразовательных и профессиональных тестах 85 и 51 балл, то есть заработав в общей сложности 136,7 баллов. Но уже во время прохождения собеседования с комиссией, Дмитрунь чудным образом снова вспорхнул на третье место. А позже генпрокурор Виктор Шокин утвердил его на посту прокурора Киево-Святошинской местной прокуратуры”, - пишет издание.
Ссылаясь на публикации в Интернет-сообществе “Прокурорская правда”, издание сообщило, что деятельность Дмитруня “связана с запугиванием, угрозами и фальсификацией доказательств при расследовании преступлений”.
Также указывается, что жительница Киевской области по фамилии Коваль в своих многочисленных заявлениях в ГПУ сообщила, как несколько лет назад следователь Фастовской межрайпрокуратуры Юрий Дмитрунь сфальсифицировал материалы уголовного дела №74-1436 в отношении Лобанова Александра Владимировича.
“06.09.2011 года Лобанов, как следует из заявления Коваль, стал свидетелем преступных действий сотрудников отдела Управления по борьбе с торговлей людьми и киберпреступностью МВД Украины в Киевской области. При этом, милиционеры, по утверждению Коваль, из-за попустительства Дмитруня совершили фальсификацию материалов уголовного дела и материалов проверки, незаконное применение спецсредств и физической силы, нанесли телесные повреждения Лобанову”, - пишет издание.
Прокурорский бизнес
Основным видом прокурорского заработка в Киевской области является схема “черного отжима” земель. Особенно эта схема распространена в Обуховском и в Вышгородском районах.
“Документы по многим земельным участкам оформлены в 90-х и начале 2000-х на условиях долгосрочной аренды сельхозугодий. То есть, земля, на которой сейчас стоят престижные дома, согласно закону, должна использоваться в качестве сельскохозяйственной. Прокуроры районов тщательно проверяют документы госреестра земельных участков. И, в случае обнаружения договоров с такими условиями, начинают настоящую охоту на таких арендаторов. В ход идут все силы – от судов, которые в доле с руководством прокуратуры, до полиции. На земельные участки по судам налагаются аресты. Если арендатор, а по сути владелец участка соглашается на мировую с прокурорами, то ему предлагается либо продать свой участок по бросовой цене, либо поделить землю. Земельные откаты идут доверенным посредникам прокуроров. Они же занимаются продажей отжатых участков”, - пишет издание.
Еще одна распространенная схема связана с преступной связкой прокуроров и госрегистраторов.
“Госрегистраторы оформляют садоводческие товарищества на подставных лиц. Были случаи, когда регистраторы оформляли новые садоводческие товарищества на землю, на которой давно уже десятилетиями были другие товарищества. Дело в том, что в 70-80-е годы прошлого века киевским предприятиям, по согласованию с облисполкомом, выделялись земли под садовые участки. Многие потом приватизировали участки, но многие пенсионеры об этом не заботились. Такие участки также под особым контролем в Госреестре и в облпрокуратуре – при первой возможности на них оформляют приватизацию на подставных лиц. Таким образом, в Киевской области уже были отжаты множество участков”, - сообщил источник издания.
Большая часть доходов от этих схем идет от местных прокуроров наверх – в руководство ГПУ и влиятельным в регионе политикам. Нередки случаи, когда прокуроры отбирают землю под заказ конкретных лиц, которым понравился определенный участок.
“В былые времена речь шла о рынке объемом до 1 млрд долларов в год. Сейчас, из-за девальвации, это, конечно, меньше. Земля подешевела, но прокуроры пытаются наращивать объемы за счет количества отжатых участков”, - утверждается в статье.
Второй важнейший источник заработка прокуроров – песок. “Почти все карьеры, которые добывают песок в Киевской области – нелегальные. Всего в Киевской области в поймах рек их более сотни. Крышует их прокуратура. Номинальные владельцы – лишь организовывают добычу песка на местах. В свою очередь, прокуроры получают половину прибыли. Песка в Киевской области ежедневно добывается сотни тонн для нужд строительства. Это сотни тысяч долларов в год”, - говорится в статье.
По словам юристов ОО “Стоп Коррупции”, за год добывается незаконно 150-200 тыс. тонн песка. Стоимость тонны песка - 40-65 гривен. Таким образом, незаконно добывается и реализуется песка на 8-13 млн гривен.
Напомним, в апреле 2016 года депутаты Киевского облсовета требовали отставки Евгения Бондаренко. Бизнесмены жаловались, что от них работники прокуратуры требуют взятки. А если их не давали, то прокуратура арестовывала оборудование “намывщиков”.
Декларации прокуроров
В декларации Евгения Бондаренко за 2015 год указан доход в размере 312 тыс. гривен, а у семьи – 65 тыс. гривен. При этом, на областного прокурора и его семью записаны два участка по 0,1 га, а также участки по 0,18 га и 0,12 га.
Согласно декларации за 2015 год, Юрий Дмитрунь и его семья заработали по 130 тыс. гривен. А в его родном селе Торчица (Ставищенский район, Киевская обл.) на близких родственников записаны три дома.
Кроме того, мать Дмитруня в марте 2016 года получила в собственность 4,1 га земли, а конце мая сдала участок в долгосрочную аренду на 8 лет за плату в размере 7% от стоимости земли ООО "Интерагроинвест". Основателем этого ООО являются две голландские фирмы GLENCORE INDUSTRIES THE NETHERLANDS B.V. (входит в крупный международный холдинг "Гленкор") и RENAISCO B.V.
Пока больше шума, чем дела
В Киевской области регулярно вспыхивают прокурорские скандалы. Но ни одно дело пока ничем не завершилось.
Так, в июле 2015 года началось дело “бриллиантовых прокуроров”. Тогда заместитель областного прокурора Александр Корниец был задержан по обвинению в вымогательстве денег у предпринимателей, которые занимались намывом песка. При обыске у него нашли бриллианты. Вскоре он был уволен генпрокурором Виктором Шокиным, но суд тянется по сей день. Более того, экс-зампрокурора пытается восстановиться через суд, требует охрану, а его сестра благополучно занимается бизнесом по вывозу твердых бытовых отходов.
11 ноября 2015 года против некоего зампрокурора Киевщины было открыто уголовное производство – за пользование скидкой в аэропорту “Борисполь”.
А в мае 2016 года за хищения сахара из Резервного фонда на сумму 300 млн гривен был задержан заместитель облпрокурора Александр Колесник.
И это не считая дел по районным прокурорам и их заместителям.

Песочная республика. В непосредственной близости от Киева процветает масштабный нелегальный бизнес по добыче песка, который крышует прокуратура, полиция и бандиты

С легкой руки блогеров и журналистов территории массовой нелегальной добычи янтаря в Ровенской и Житомирской областях назвали "Янтарной народной республикой". О ней много говорят и пишут. Куда меньше говорят и куда реже пишут о масштабном бизнесе сопоставимых масштабов, который процветает в непосредственной близости от столицы Украины - в Киевской области. Речь идет о нелегальной добычи песка.
Каждый год в Киевской области, по данным экологов, нелегально добывают порядка 7 млн тонн песка. Только в этом году полиция возбудила 29 уголовных дел, и несколько дел открыла прокуратура.
Впрочем, главы сельсоветов, на чьих территориях добывают песок, жалуются, что прокуроры сознательно "сливают" дела в суде, забывая даже явиться на процесс. А во-многих случаях являются и реальными владельцами этого бизнеса.
По информации источников "Страны", песчаные карьеры на Киевщине крышуют люди в погонах, и криминалитет. Цена вопроса — не меньше 14 миллионов долларов в год. И это только по Киевской области.
Корреспондент "Страны" отправился на "золотые прииски" под боком у украинской столицы.
И прокуроры, и бандиты, и бойцы АТО
— Ни скотине, ни детям! — гневно сжимает кулаки старая Евдокия Яковна, кивая в сторону Кодака.
Так называется озеро при въезде в село Погребы в 10 минутах езды от Киева, где неизвестные старатели нелегально добывают песок.
Работы идут ни шатко — ни валко. На площадке у озера стоит старая техника, валяются ржавые отработанные трубы. На песчаном карьере работает один трактор, да пару мужиков снуют туда-сюда, делая в вид, будто не слышат, что я к ним обращаюсь.
— Так они и с нами не общаются! — возмущается соседка Евдокии Яковны, баба Галя. — Они ж не местные все. Понавезли черти откуда. А зарплаты не платят. В прошлом году, вон, они тут сидели без денег. Хозяин им дал по тысяче гривен на дорогу, и сказал: "все, больше нет".
Впрочем, работы все-таки идут. На наших глазах к озеру приехал КамАЗ — за песком.
Жители Погребов говорят, что в результате этих "раскопок", в некоторых колодцах осенью пропала вода.
Виталий Крупенко, совсем еще молодой парень, возглавил Погребы всего 7 месяцев назад, застав работы в самом разгаре.
— Дело в том, что у этих ребят есть полный пакет документов на очистку русла реки. Но вместо этого они, начиная с 2012 года вывезли оттуда сотни тысяч тонн песка и чернозема, — рассказывает Крупенко.
Приблизительно так же обстоят дела и на других карьерах.
— Скажем, в селе Ходосовка Киево-Святошинского района некая компания под видом строительства коттеджного городка добывала песок. Полиция неоднократно опечатывала технику, хотя должна бы была забрать ее на штрафплощадку. На следующий день пломбы, конечно, срывали, и продолжали работать, — приводит пример Александр Мамай, журналист информагентства "Стоп коррупции ТВ". — И только на прошлой неделе добыча остановилась полностью. Причем, несколько дней назад кто-то поджег земснаряд. Мы пытались выяснить, кто стоит за этим карьером. Ниточка привела к высокопоставленным людям среди правоохранителей Киевской области.
У карьера в Ходосовке вообще интересная история.
— У него были разные владельцы. Точнее, не владельцы, а так: кто захватил, — тот и моет, ­— говорит эколог Александр Соколенко. — Еще года три назад многие карьеры в Киевской области крышевали люди Захарченко. Когда система развалилась, — они стали переходить из рук в руки. Часто за ними стоят местные бандиты. Но конкретно за этим карьером, говорят, стоят прокурорские.
Напомним, прошлым летом получила большой резонанс история с арестом так называемых "бриллиантовых" прокуроров - зама областного прокурора Корнийца и первого замначальника Главного следственного управления ГПУ Владимира Шапакина. История эта связана с другим карьером — в Пуховке Броварского района. Корнийца и Шапакина обвинили в вымогательстве взятки у компаний, которые занимаются добычей песка. Деньги они требовали за то, чтобы прекратить постоянные проверки объектов.
Об этом заявил в суде некто Игорь Баранович, один из инвесторов пострадавшей компании ООО "Гидроэкоресурс". При этом, по его словам, и они, и компания "Чистый грунт", которую также прессовали проверками, занимались очисткой дна водоемов, а вовсе не добычей песка.
Видимо, чистка доньев рек — дело прибыльное. Поскольку в деле фигурирует сумма взятки в 200 тысяч долларов.
Процесс движется ни шатко, ни валко. Зачастую прокуроры просто не являются в зал, или подают ходатайства, которые затягивают дело.
Журналист Владимир Бойко объясняет это тем, что "дело "бриллиантовых прокуроров" — это борьба двух группировок за незаконную добычу песка. С одной стороны — Шокин, Гузырь, Корниец и Шапакин. С другой — депутат Константиновский и те люди, которые его обслуживали в ГПУ и два заместителя генпрокурора — Сакварелидзе и Касько (на данный момент, оба уже бывшие - Прим.Ред.)".
Цена вопроса — миллионы
Война ведется не только в судах, но и на местах, возле карьеров. Причем, в ней, как и в случае с янтарем, активно задействуют вооруженных людей.
— Чтобы отогнать журналистов и активистов, копачи нанимают бандитов, — рассказывает эколог Александр Соколенко. — Просто приезжают 20 человек с оружием и в камуфляже, представляются полком "Азов", "Спильной справой" или кем-то еще. И говорят: "мы вас тут сейчас закопаем".
По словам Александра Мамая, к директору Национального парка "Голосеевский" Борису Дроботу приходили люди, представлявшиеся бойцами АТО, и настоятельно убеждали не трогать карьер в Ходосовке. Мол, мы тут готовимся к строительству и собираем документы. И лучше нам не мешать.
Такие активные боевые действия объясняют цифры.
По данным активистов, ежегодно в Киевской области нелегально добывают до 7 миллионов тонн песка.
С учетом стоимости одной тонны (от 50 гривен), это 350 миллионов гривен в год. Или 14 миллионов долларов.
— Чтобы вы понимали, за день с хорошего карьера можно накопать 25 тысяч тонн песка. Итого: 1 миллион 250 тысяч гривен за день. Мало? — задает риторический вопрос директор легальной компании по добыче песка, просивший его не представлять.
Схема работает элементарно.
— Берется участок земли — под строительство, сельское хозяйство и так далее. Скажем, как работал карьер "Башта" на Жуковом острове: они себе сделали проект застройки. Получили разрешение на намыв песка, потому что участок находился низко. Намыли метров 20, и начали ее выгребать. И под видом того, что они ровняют участок, — торговали песком, — рассказывает эколог Александр Соколенко. — Чтобы вы понимали объемы: в 2012 году они намыли кучу песка, и продавали его аж до нынешнего года. Три года! И у них там стояла очередь из грузовиков, которые с 8 утра до 8 вечера загружались песком.
Схемы прокурорские
Первыми внимание к этой теме привлекли активисты "Автомайдана". В прошлом году они отыскали в Киевской области 6 нелегальных карьеров по добыче песка и засняли их с воздуха.
— У нас была инсайдерская информация, что один участок определенного размера добывает N-ое количество песка в день. И мы по этим объемам посчитали, и вышли на объемы 7 млн тонн песка в год, — объясняет активистка Автомайдана Екатерина Бутко.
По ее словам, для того, чтобы один карьер мог спокойно работать, его владельцы должны заплатить милиции, прокуратуре и СБУ по 20 тысяч долларов в месяц. Тогда как обладминистрации достается от силы $10 тысяч.
— И скажем, когда мы в первый раз побывали у карьера на Баште, возле Конча-Заспы, и заблокировали машину, которая везла песок, — первый, кто туда приехал, был замначальник Голосеевского РУВД, к тому времени уже уволенный, — вспоминает Бутко. — Он, якобы, пытался разобраться, что тут происходит? Но подумайте, где Конча-Заспа, а где Голосеевское РУВД?
Автомайдан сравнил одну и туже местность до и после начала нелегальной добычи песка
Активист из Одессы Сергей Гуцалюк рассказал "Стране", что даже от нелегальных карьеров в Одесской области ниточки ведут в Киев.
— У нас таких карьеров с десяток. И это все прикрывается силовиками на уровне Киева. Журналисты расследовали это дело, и выяснили, что все ниточки ведут в прокуратуру, — сказал "Стране" Гуцалюк.
На интерес прокуратуры намекала и Анна Старикова, глава Киевского облсовета. В апреле она заявляла, что обыски, которые прокуратура проводит в ее кабинете, связаны с инициативой области по борьбе с нелегальной добычей песка.
Более того, депутаты Киевского облсовета в апреле этого года требовали отставки областного прокурора Евгения Бондаренко. Но и это никак не повлияло на поведение органов прокуратуры.
Схемы участия прокуроров в незаконной добыче песка просты, незатейливы. О них "Стране" рассказал источник в правоохранительных органах.
«Все схемы прокурорских заработков на незаконной разработке недр были придуманы во второй половине 90-х, - говорит правоохранитель. - До этого незаконные карьеры по добыче чего угодно – от песка и янтаря до чернозема, щебня и глины, а также валкой леса занимались бригадные – бандиты из Киевской области. Потом их отжали в сторону милиционеры и прокурорские, взяв карьеры под свое крыло. Но настоящий расцвет по незаконной разработке недр начался с подъема строительного бизнеса – с конца 90-х. И в настоящее время, это тема "прокурорских", с небольшими вкраплениями криминальных элементов, имеющих крышу во власти. У прокуроров тоже есть несколько уровней. Непосредственно, в поле контролирует ситуацию местный прокурор. Например, в Киево-Святошинском районе. На уровне судов и проверяющих органов "крышует" областная прокуратура. Когда начинается серьезная проблема, подключается прокуратура генеральная. Незаконная добыча песка идет по нескольких схемам. Первая схема – это когда у предприятия есть все документы на разработку одного карьера в одном месте. Но на самом деле выработка песка идет на территории в 10 раз большей. Об этом прекрасно знают правоохранители, однако сделать ничего не могут – прекращение работы предприятия это целиком прерогатива прокуратуры. Как правило, доля прокурорской крыши – треть прибыли от продажи «левого» песка. Вторая схема - это «черная выработка» песка. Производится как правило, совершенно открыто в глухих местах Киевской области. В этом случае доля прокуратуры гораздо больше – половина доходов от продажи песка. Третья схема – это намыв речного песка «дноуглубителями». Вроде как делается благое дело, углубляется река. Вот только песок от намыва куда-то «исчезает». В этом случае доля прокурорских тоже одна треть от добытого. Чаще всего в директорах и учредителях предприятий, которые занимаются незаконной добычей песка, сидят родственники и друзья прокурорских крышевателей. Поэтому деньги идут практически всегда в один котел. Просто лично «прокурорская» доля – это святое. Остальные деньги – как бы семейные. Но и эти деньги – подконтрольны прокурору, который крышует этот бизнес».
К слову, наш источник объяснил, что последние два года незаконные песчаные карьеры стали яблоком раздора между различными ветвями власти.
«Первое коррупционное звено - Министерство экологии и природных ресурсов, - поясняет чиновник. - Чиновники выдавшие разрешение и сделавшие экспертное заключение, что добыча в этом месте добыча не будет вредить окружающей среде. Второе коррупционное звено – это киевская областная власть, третье коррупционное звено – районная власть, а также бывшие райотделы милиции, а теперь полиции – все эти инстанции до 2014 года имели свою «долю малую» в незаконной разработке песка. Однако за последние два года прокуроры решили обойти все эти звенья, по сути, попытавшись монополизировать "крышевание" песочного бизнеса. Отсюда и скандалы. Кроме того, в Киевской области прокурорские в последнее время активно осваивают и смежные с добычей песка отрасли бизнеса - нелегальную вырубку леса и вывоз чернозема. То есть тактика выжженной земли получается - песок намыли, чуть дальше чернозем выкопали, а лес, что растет вокруг вырубили".
Легально невыгодно
Активисты объясняют: система построена так, что добывать песок официально — невыгодно. Только одна лицензия стоит около 800 тысяч гривен на 10 лет.
— И эта процедура тоже предполагает взятки. По факту может получиться, что человеку, который получил все документы, придется продавать песок дороже, чем это делают нелегалы, — говорит Соколенко. — То есть, честный бизнес вести невыгодно. Да и незачем. Скажем, по многим карьерам открыли уголовные дела, но они никак не влияют на ход добычи песка.
В полиции Киевской области уверяют, что активно борются с незаконными карьерами.
— С начала года полиция открыла 29 криминальных производств по статье 239 (незаконное завладение грунтовым покровом), — рассказывает Николай Жукович, пресс-секретарь Нацполиции Киевской области.
Это нарушение чревато штрафом 3400 — 8500 гривен, либо ограничением свободы на срок до трех лет с изъятием орудий труда.
Впрочем, ни одно из дел пока еще не попало в суд. Полиция даже не предъявила никому подозрение.
— Многие дела стоят без движения, потому что экологические инспекции не спешат с экспертизой. А нам надо знать сумму ущерба, нанесенного государству, — объясняет Жукович. — Кроме того, чтобы забрать земснаряд на штрафплощадку, нужна серьезная техника. Потому что они огромные. Это 40 тысяч гривен. А кто на это деньги выделяет?
Почему горят торфяники?
А тем временем, экологи бьют в набат. Нелегальная добыча песка, говорят они, наносит ущерб природе.
— При добыче овражного песка уничтожают растительность, а добыча речного разрушает экосистемы рек, — рассказывает Александр Соколенко. — Часто обрушиваются берега, уничтожается береговая эко-система, снижается уровень кислорода в воде, гибнет рыба. Река превращается в сточную канаву. Скажем, мы каждый год сталкиваемся с горением торфяников под Киевом. А если бы реки находились в природном состоянии, — то этих случаев было бы меньше.
Напротив, директор компании, которая легально добывает песок, уверяет, что никакого вреда природе это не наносит.
— Этот рынок очень узкий, и все друг друга знают: и легальные, и нелегальные. И в чем-то мы конкуренты, а в чем-то партнеры. И их способ добычи песка ничем не отличается от нашего. Если ты добываешь песок, — ты чистишь озеро. Ил уходит вниз, — объясняет наш собеседник. — А весь этот шум, — это следствие передела рынка, который идет постоянно с приходом новых людей в высокие кабинеты. И активисты работают то с одними, то с другими конкурентами. Вот я вижу, что у меня продажи идут плохо. Дай, думаю, прикрою карьер соседей. И нанимаю себе каких-то малолеток покричать.
Так или иначе, однако борьба с "песочной республикой", похоже, и правда, мало что даст.
— Вы же понимаете: уйдут одни, придут другие, — говорит Владимир Кабыш, глава сельсовета в Рожнах (Бориспольского района), где также добывают песок. — Потому что дело это сверхприбыльное: единицу вложил, 10 получил. Но селу от этого не идет ни копейки. Скажем, мы никому землю не выделяли, и никому никаких разрешений не давали. Так что если копают, — значит, им выделил землю район. А если делают это нелегально, — то это уже к прокуратуре.
В прокуратуре Киевской области нам сообщили, что с начала года в Единый реестр досудебных расследований внесли 10 криминальных правонарушений, связанных с незаконной добычей песка.
Два дела — по Ходосовке и карьеру в селе Стовпяги Переяслав-Хмельницкого района — уже направлены в суд.
В суде, как рассказал "Стране" Виталий Крупенко, находится и дело по карьеру в Рожнах, где под видом очистки дна старатели вывезли песок и чернозем.
— Прокуратура то остановила их деятельность, но хозяйственный суд решил, что они работают в рамках проекта. То есть, действительно очищают реку. Но понимаете дело в чем: представитель прокуратуры даже не пришёл на заседание суда первой инстанции. Это как? — задает риторический вопрос Крупенко.
Сегодня дело находится в апелляционном суде. И если апелляция, а затем кассация признают правоту "старателей", — они смогут и дальше "очищать" реку от песка, а поле — от чернозема.

ИСТОЧНИК: ПРОКУРОРСКАЯ ПРАВДА http://prokurorska-pravda.com

Похожие материалы (по тегу)