Язык телодвижений



Новый политический год в я рядах саратовского истеблишмента начался довольно бурно. Главной особенностью его начала стало передвижение тел, как во времени, так и в пространстве. Депутаты, чиновники, партийные и около партийные функционеры пришли в движение и подобно диким гусям непослушного Нильса, стали сниматься с насиженных мест, предпочитая либо уход в тень, либо на более безответственную должность. Не иначе, как предчувствуют какую-то грозу? Или, быть может, корабль уже дал течь, а в таких случаях, как известно, в первую очередь его покидают коренные обитатели? Как бы там ни было, а наблюдать за этим почти вавилонским телодвижением становится весьма забавно

А че это вы тут делаете?
А че это вы тут делаете?

Несмотря на то, что партия власти готовится к одному из самых важных событий в своей политической истории – перевыборам известного самовыдвиженца, по ее рядам пробежала чуть заметная рябь, плавно переходящая в дрожь.

Быть может, только невозмутимый спикер областной думы и по совместительству лидер регионального отделения “ЕР” Иван Кузьмин сохраняет видимое спокойствие. Вероятно, потому, что еще не понял, какие перемены грядут в самом что ни на есть обозримом будущем. Непоколебимость Ивана Георгиевича понятна – он в политике новичок, которого совсем недавно призвали из глубокого резерва, где он пребывал в должности директора цирка. Как неопытный капитан, он храбриться, полагая, что “бури бояться стоит едва ли, в сущности, буря пустяк”.

А вот с его коллегой по думе – Николаем Кузнецовым случилось что-то непонятное. Он неожиданно запросился избавить его от обязанности руководителя фракции “ЕР” в областной думе. Ладно бы возглавлял одну из мелкотравчатых фракций партий системной оппозиции, численность которых в областной думе – ничтожна, так ведь стоял у руля фракции, обладающей в региональном парламенте подавляющим большинством.

Я устал, я ухожу...
Я устал, я ухожу…

Формально Николай Кузнецов объяснил свой уход тем, что у него много работы в должности ректора Аграрного университета, которого ожидает переаттестация. Однако он в областной думе заседает чуть ли не со времен Царя Гороха и никогда не жаловался на то, что депутатские обязанности, в том числе и обязанности лидера фракции и председателя комитета слишком обременительны. Хотя бы потому, что обязанности депутата Саратовской областной думы вообще не обременительны, поскольку ее КПД едва дотягивает до 10%, т.е. меньше КПД паровоза.

Сообщение о том, что Кузнецов отказывается от руководства фракции было максимально скупым, а сопартийцы молча одобрили это решение. Даже итоги деятельности руководителя подводить не стали. Отпустили с миром и успокоились. Такое куцое сообщение говорит о многом. В частности о том, что вчера еще пожинавшие от членства в “ЕР” дивиденды депутаты, предпочитают дистанцироваться от партии, явно полагая, что после 18 марта 2018 года ее ждут суровые испытания. В информационном пространстве уже во всю муссируются слухи о том, что волна предстоящих после выборов президента перемен обещает быть чудовищной. Многие члены партии уже успели осознать, что партия все больше обретает черты чемодана без ручки. Кто же отважится руководить партией в таком качестве. Вот и бегут, перекладывая весь груз ответственности на тех, кто еще ничего не понял.

И я за вами, сударь, следом вслед
И я за вами, сударь, следом вслед

Бегство Николая Кузнецова с поста руководителя фракции можно было объяснить предстоящей переаттестацией руководимого им вуза, но ведь следом за ним полномочия заместителя руководителя фракции сложила и еще один старейший депутат облдумы – Алла Лосина. Как говорил известный герой сериала “Место встречи изменить нельзя”: “Баба, она сердцем чует”. Если уход Кузнецова он сам обосновал ректорскими перегрузками, то бегство Лосиной логического объяснения не получило.

Представить себе лет эдак 5-7 тому назад, что кто-то из партийцев добровольно откажется от руководства фракцией, было просто невозможно, а у нас побежали сразу и руководитель и его заместитель. Не иначе, как получили инсайдерскую информацию.

Некоторые телодвижения произошли и вокруг классического университета. После того, как физики обратились за помощью к лирикам и те с камерами и блокнотами проникли в СГУ, чтобы заснять, какое безобразие там творится, вдруг выяснилось, что глава попечительского совета университета Ольга Баталина не то, что не справляется со своими обязанностями, но и вообще запамятовала о том, что такой совет существует.

Трубный глас не каждому дано услышать
Трубный глас не каждому дано услышать

Рассказывают, что Ольге Юрьевне был трубный глас, который поведал ей, что она и только она должна оказать всяческое содействие выборам действующего президента. Всеми правдами и неправдами она рвалась к штабу, чтобы внести свою лепту в это нелегкое дело. Никто ее туда не звал и тем более в ее услугах никто не нуждался, но глас-то был, а он на то и трубный, что звучит из сфер чудесных.

Однако не стоит думать, что Ольга Баталина до того, как учуяла глас трубный, активно занималась организацией работы попечительского совета классического университета. Если бы это было так, то штукатурка с потолка в университете падать на головы студентов не стала бы, а паркет не стал бы гнить и отваливаться. Если бы это было так, то не стали бы товарищи ученые, доценты с кандидатами настойчиво просить губернатора Валерия Радаева возглавить Попечительский совет вместо Ольги Юрьевны.

Она услышала, как Он ее зовет...
Она услышала, как Он ее зовет…

А ведь еще 12 сентября 2017 года Баталина провела встречу с коллективом СГУ, на которой рассыпалась в обещаниях довести до конца все проекты, которые касались развития университета. Например, она затронула проект «Кампус 3.0», отметив, что выбранный проект находится в руках профессиональных проектировщиков для доработки и улучшения.

Казеннокоштные комментаторы сразу стали говорить о том, что у губернатора возможностей помочь университету гораздо больше, чем у Баталиной, которая вконец обнищала и теперь откликается только на позывные трубного гласа.

На самом деле, Попечительский совет университета состоит не из одной Баталиной и избирались в него лица не только для того, чтобы там числиться, а для того, чтобы оказывать реальную помощь и поддержку вузу. Во всем мире попечительские советы университетов состоят из состоятельных спонсоров. У нас же решили положиться на хрупкие плечи Ольги Юрьевна.

Теперь эта дама треф очаровала сердце воеводы
Теперь эта дама треф очаровала сердце воеводы

Баталина была избрана председателем совета летом 2016 года. На эту почетную должность ее лоббировала Марина Алешина, которая явно тяготилась этой должностью, поскольку здесь надо было не только фейсом светить, но и конкретную (желательно материальную) помощь оказывать. Ольга Юрьевна взялась за дело со свойственным ей пионерским задором, но уже очень скоро стало ясно, что она умеет в основном только красиво говорить.

Конечно, по сути изгнание Баталиной с почетной должности председателя Попечительского совета СГУ – это сильный удар по имиджу. Впрочем, в последнее время блистательная яхта “Ольга Б.” уже потеряла свою крейсерскую скорость и дала течь. Не стоит искать в смещении Баталиной, какую-то интригу, ревность или еще что-то. Баталина неожиданно взлетела в заоблачные выси, а там, как оказалось, воздух сильно разряжен и не все им могут дышать. Нельзя будучи по складу своего менталитета председателем пионерской дружины, претендовать на роль политика.

Впрочем, проблема классического университета не в Попечительском совете и тем более не в его теперь уже бывшем председателе. Проблема в самом руководстве вуза и если его не менять, то не поможет ни Баталина, ни Радаев. Стремление же руководства СГУ прикрыть свои провалы, за счет смены председателя совета – это мелко и, как нам кажется, даже подло.

Наконец, нельзя не отметить и еще один пример телодвижения на этот раз уже вне сферы политики. Речь идет буквально о бегстве с поста гендиректора МУПП «Саратовводоканал» Павла Ворсунова.

Ох, нелегкая это работа Водоканал тащить из болота...
Ох, нелегкая это работа Водоканал тащить из болота…

Выведенный из глубокого резерва еще при бывшем главе города Валерии Сараеве - Павел Ворсунов был назначен на должность гендиректора водоканала потому, что в этой системе не осталось ни одного профессионала. Когда в городе при Сараеве стали происходить одна коммунальная авария масштабнее другой, выяснилось, что нет ни одного специалиста, который хорошо знал, как устроен вконец изношенный, изнасилованный, латаный перелатанный МУПП «Саратовводоканал».

При Ворсунове аварии не исчезли, но их масштабы немного сократились. Однако горожане до сих пор так ничего и не поняли, ведь МУПП «Саратовводоканал» еще в конце прошлого года был передан в концессию. Концессионером в результате конкурса стало ООО «Концессии водоснабжения — Саратов». Эта организация начала спасение Водоканала с повышения тарифов. Судя по всем, на этом миссия концессионера и закончилась. Быть может, первым, кто осознал это в полной мере и стал Павел Ворсунов. Конечно, Павел Анатольевич имеет некоторую склонность к одной известной русской особенности, но не это стало главной причиной бегства (увольнения). По нашему мнению Ворсунов отказался брать на себя ответственность за безответственность. Если бы у концессионера было все в порядке, то он не стал бы умолять Ворсунова остаться в должности главного инженера, хотя бы потому, что он действительно знает, как устроен “Саратовводоканал”, в то время, как концессионер, судя по всему, не имеет об этом никакого представления.

Увольнение Павла Ворсунова наглядно показало, что на самом деле стоит за ООО “Концессии водоснабжения Саратов”. Подробности можно узнать из нашей публикации Что за концессия, создатель? Мы же отмечаем эту перестановку, как очень тревожный признак надвигающегося кризиса, кульминация которого уже не за горами.