Честь мундира



ГАЗЕТА НЕДЕЛИ В САРАТОВЕ, № 9 (331) от 17.03.2015
7 дней с Дмитрием Козенко

Часто так бывает: событие кажется значительным, чуть ли не определяющим судьбы губернии. Но потом, по прошествии времени, понимаешь: а ведь сущая безделица была, зачем вокруг столько шума поднимали? И уже другие события, на первый взгляд столь же значимые и судьбоносные, заслоняют события пре­дыдущие. Исключительно для того, чтобы через несколько дней оказаться смешной пустяковиной.

Но бывает и так, что давно прошедшее событие, единодушно всеми признанное ерундой, все равно не забывается, сидит занозой где-то в подсознании, как бы намекая: я не то, чем казалось, я очень важное событие, изучив меня, можно сделать очень далеко идущие выводы.

Таким вот замысловатым вступлением мы начинаем разговор о том, что случилось в Саратове чуть более двух недель назад. А случилось вот что: некто Александр Кривега въехал на внедорожнике по лестнице мемориала «Журавли».

Скажем прямо: поступок, не достойный ни подражания, ни одобрения. Но и ответная реакция тоже вызвала некоторое изумление. Реагировал в основном министр-председатель Борис Леонидович Шинчук. Сначала в духе времени он предположил, что Кривега «может быть, фашист какой». Наверное, можно было еще назвать Кривегу бандеровцем, тем более что фамилия позволяла сделать такие предположения. Впрочем, точно так же, как и фамилии министра-председателя и автора этих строк.

Как бы в скобках надо заметить, что мемориал «Журавли» у нас почитается священным, или, как принято сейчас говорить, сакральным местом. Возможно, это так, хотя сам мемориал построен в 1982 году, музей боевой техники появился стараниями губернатора Аяцкова во второй половине девяностых, а остальные мемориалы и статуи еще позже. По моему мнению, по-настоящему святым местом являются захоронения бойцов Великой Отечественной на Воскресенском кладбище, но власть туда ходит единожды в год – на 9 мая возложить цветы. На Соколовой же горе – просторно, можно собрать большую аудиторию, да и музей вкупе с Национальной деревней принято показывать заезжим гостям. Отвечает же за этот объект министр – председатель комитета каких-то там отношений. Попросту – министр дружбы народов.

«Я когда-то предлагал сделать «доску позора» кроме «доски почета», вот про такого человека там и написать… Я бы, честно говоря, несмотря на министерский мундир, просто бы в глаз дал за это», – так Борис Шинчук изложил свою позицию журналистам информационного агентства «Взгляд-инфо». И это была та фраза, которая лично мне не давала забыть давнее происшествие. Не в досках почета/позора дело, а в желании Бориса Леонидовича сойтись в кулачном поединке с Кривегой. «Дуэль, дуэль, – защебетали девочки» (братья Стругацкие «Понедельник начинается в субботу»). Я так вижу, что Кривега молодой человек, а Шинчук еще при Сталине жил. И вполне могло бы статься, что в глаз получил бы вовсе не водитель джипа, а, наоборот, второй участник несостоявшегося поединка. Может быть, и в оба глаза. А еще мне очень интересно, где можно узнать о министерском мундире Бориса Шинчука. Какого, например, он цвета, есть ли на нем позолоченные позументы – как у швейцаров? Есть ли парадный и повседневные мундиры, кто определяет, когда Борису Леонидовичу надо надевать мундир, а когда можно ходить в партикулярном платье? Но в том, что мундир есть, я не сомневаюсь, ибо только наличие служебной формы позволяет министру-председателю делать предложение такого рода: «снять штаны и выпороть». Жаль, не добавил, на псарне или на конюшне.

Смелая идея попала на саратовские форумы, и их посетители неожиданно стали предлагать другие кандидатуры на розги и шпицрутены. Не знаю, право, попал ли в их число Шинчук, но должностных лиц к торжественной порке было предложено немало.

Завершилась эта история так: в прошлую субботу Александр Кривега с товарищами провели коллективную уборку в парке Победы. Министр Шинчук принял участие в заседании издателей «Православной энциклопедии». Той самой, где, по утверждению о. Кураева, о Богородице 36 страниц, а о нынешнем патриархе – более 100. Но о Шинчуке, я боюсь, там ни слова нет и не будет.

Вся история вспомнилась еще и по такой причине. Вся страна борется сейчас за экономию. Губернатор мужественно отказался от десятой части своей зарплаты. Детский омбудсмен Юлия Ерофеева поступила так же и заявила, что теперь как-нибудь перебьется на 114 тысяч в месяц. Но вот в других регионах пошли дальше. Там целые министерства упраздняют, сокращают и присоединяют. Где-то, кажется, в Мурманске, упразднили министерство пожарной безопасности. (Непонятно, зачем оно создавалось при наличии МЧС.) Не пойти ли нам этим путем? Министерство Шинчука видится мне первым кандидатом для оптимизации. Дружить народами можно без указания сверху. Принимать участие в межнациональных встречах вокруг мангала можно и без министерского мундира. Кстати, заботой о детях тоже можно заняться на общественных началах. Думаю, Шинчуку вполне хватит министерской пенсии, да и Ерофеева где-нибудь пристроится. А для поддержания авторитета можно их приписать к общественной палате. Ландо будет только рад.